Вы здесь

Павел Ксенофонтов о тарифах на газ, илтумэновских лоббистах, и кто сосет бюджет Якутии

25 ноября 2019 в 12:14Рубрика: Акценты

Одни обвиняют его в погоне за хайпом, другие поддерживают его позицию по многим острым вопросам. Полемику, не стесняясь, выносит в соцсети, едва ли не каждый его пост делит пользователей на лагеря. В предыдущей публикации Одни и те же. У Ил Тумэна спросили, кто и чем занимается в командировках ТайгаПост обсуждал с народным депутатом Якутии Павлом Ксенофонтовым причины его запроса в Ил Тумэн о многочисленных поездках избранников. Но, кроме общих вопросов по повестке в парламенте Якутии, главный инженер Линейно-производственного управления магистрального газопровода ОАО «Сахатранснефтегаз» Ксенофонтов часто говорит о проблемах газификации. Попытаемся прояснить, что именно он лоббирует, и почему у нас такие тарифы на газ.

​Павел КСЕНОФОНТОВ:

- Есть очевидные направления, которые как болото всасывают бюджетные деньги. К примеру, ГУП «ЖКХ», где государственные дотации доходят до 24,9 миллиардов в год. Нужно посмотреть структуру этой компании, чтобы понять, почему ей необходимы такие дотации. Если в наслег пришел газ, может быть, не нужно там подключать дома к магистральной теплотрассе, а пойти по пути установки в квартирах автономных газовых котлов.

А то мы тратим миллиарды на строительство газопровода, к примеру, до той же Чурапчи, а ГУП «ЖКХ» на этом фоне увеличивает мощность котлов, чтобы обеспечить подключение большего количества физлиц к его тепловым сетям. А потом республика вынуждена субсидировать новых потребителей, ведь за тепло мы платим не больше 30% от его экономически обоснованного тарифа. То есть порядка 70% субсидии жильцам мы все платим из того же подоходного налога.

Другой момент: если дом не подключен ни к газу, ни к теплу, а хозяин покупает дрова, собирает валежник, должен ли он получать субсидию? Чем этот человек хуже того, кто подключен к центральному отоплению? В конце концов, он уедет из села, поскольку в какой-то период жизни просто не сможет топить печь дровами — а это уже вопрос социальной политики, который требует отдельного обсуждения.

- То есть вы предлагаете убить ГУП «ЖКХ»...

- Нет. В обозримом будущем от его услуг республика отказаться не сможет. Если в деревне процентов 90 потребителей уже подключено к центральному отоплению, то котельную нужно сохранить. Мы подводим к ней газ и зачем дальше ломать устоявшуюся схему. Но есть деревни, где маленькая котельная обслуживает несколько социальных объектов. Если мы даем ей газ, что она делает: остается на своих объемах? Есть ли смысл в этом? Может быть, деревню полностью перевести на автономное газовое отопление?

Еще раз: сначала тратим миллиарды на строительство газопровода, реконструкцию котельной, а потом увеличиваем субисидии физлицам за потребление тепла! Вроде бы все при деле, но логики нет.

- Павел, логика в ваших рассуждениях есть. Но вряд ли на селе поймут, если вы предложите им за свой счет приобрести газовые котлы и подключиться к газопроводу...

- Сельские — это, в основном, малоимущие. И для них есть субсидия на подключение к газу и приобретение газового оборудования, порядка 100 тысяч рублей. Если стояк у забора, а обычно так и бывает, то сумма субсидии достаточная. Да, это нагрузка на бюджет, но разовая. А дальше человек платит за газ — ему больше не требуется субсидия на отопление.

Еще один момент. Мы же ведь - «Сахатранснефтегаз» - предприятие в государственной собственности. Обслуживаем газопровод, но из-за того, что ГУП «ЖКХ» подключил к свои теплосетям частных потребителей, у нас потребления газа в наслегах практически нет — только на котельную, может, еще что. Это для нас становится обременением, соответственно теряет и государство.

- Жители наслегов готовы перейти на газ? Или все же предпочитают центральное отопление?

- Определенного ответа здесь нет. Отопление от автономного газового котла однозначно обойдется хозяину дешевле, чем центральное. Но для этого нужно будет утеплить дом, чтобы сократить утечку тепла. Другой момент: зачастую с теплом по трубам идет водоснабжение. Открыл кран на батарее — вот горячая вода. Тогда установка газового котла предполагает необходимость прокладки водопровода, одно цепляется за другое.

Нужно понимать, за чем будущее и выстраивать приоритеты сейчас. Не вижу экономического смысла в том, чтобы одновременно тратить миллиарды на газификацию республики и на увеличение субсидий потребителям тепла. Вроде в километрах и гигакаллориях отчетность хорошая получается, а по факту затягивается бюджетная удавка.

Считаю, там, где есть газ, мы должны зонировать деятельность ГУП «ЖКХ» республики. В 2014 году мы делали зонирование по топливно-энергетическим ресурсам, как понимаю, сейчас это все забыто. Нам нужно определить: здесь есть газ - работаем на нем, куда не можем провести трубопровод - доставляем газоконденсат, ну а где-то сохраняем уголь. Убежден, что мы не должны тянуть газ в Таттинский улус. Там есть муниципально-частный угольный карьер, газ сделает его нерентабельным и обанкротит. Это уже вопрос энергетической безопасности республики: нам нужно сохранить угольные карьеры в разных провинциях.

Когда я работал в Министерстве промышленности республики (в 2013-2014 г.г. Ксенофонтов был первым заместителем министра промышленности РС (Я) — прим.ред.), говорил: мы не должны преследовать цель газифицировать всю республику — это нереально.

Мы должны всего лишь оторвать от печки человека, живущего в Якутии. Каким образом мы это сделаем, не столь важно: главное, чтобы человек стал мобильным. Когда ты топишь печь дровами, углем, максимум, можешь уйти от нее на день, два. И то, если жена будет подбрасывать. Потом надо вернуться - наколоть дрова, натаскать уголь. В общем, всю долгую зиму жизнь крутится вокруг печки.

- Как на селе встречают газ: люди рады или испытывают какие-то опасения?

- Я работаю в системе с 2005 года. И где-то до 2009-го нас встречали хлебом, солью - «наши газовики — наше спасение!»... Потом пошел рост тарифов на газ, менялось законодательство, были другие факторы. Сейчас население уже встречает газ настороженно. Как уже говорил, люди поняли, что для экономии на автономном отоплении нужно вложиться в утепление дома.

Кроме того, если у тебя отечественный котел, у него меньше КПД, соответственно больше потребление газа. Хорошие котлы дороже, и практически все энергозависимы: электричества нет - они не работают. То есть необходимо еще устанавливать источники бесперебойного электропитания, которые могут автономно поддерживать котлы в течение четырех-пяти часов. Это всё — дополнительные вложения. Поэтому в селах уже нет тех радостных встреч газовиков, которые были еще десять лет назад. Это несправедливо, потому что газ — это качественно новый уровень жизни. Нужно менять психологию.

- Трудно спорить с тем, что газ — новый уровень жизни. Вопрос только в цене, а цена, увы, нередко отпугивает.

- Да, у нас не самый дешевый газ: среди российских субъектов мы на десятом месте. Но нужно понимать: у нас самая длинная локальная система газопроводов — порядка 7 тысяч километров, которые нужно постоянно обслуживать в условиях сурового климата и бездорожья. И самое плохое — что мы локальные, нет выхода на Китай, в другие регионы страны, где мы могли бы зарабатывать на своем газе.

Газ недешевый, но у нас есть восемь групп потребителей с разными тарифами: село, город, подключение к центральному отоплению и т. д. Такой дифферинцированный подход одобряет и Федеральная антимонопольная служба. Я дважды ездил в Москву, и нас там за это хвалили. Ваши коллеги постоянно приводят цифры: 8,6 тысяч рублей за кубометр газа. На самом деле, этот тариф для пищеприготовления — для тех, у кого дома только газовая плита. Если платят по счетчику, то в месяц выходит 200-300 рублей — не такая уж кошмарная сумма.

В общем объеме «СТНГ» на долю таких потребителей приходится всего 0,2% - вообще мизер. Но бесплатно давать газ мы им не можем и обязаны считать цену по методике ФАС. А вот тариф для села — уже 4 600 за куб. Для автономных котлов в городе — тариф 5200, своя цена - для Якутской ГРЭС.

Единственное, в чем нас можно упрекнуть, так разве что мы мало занимались газопереработкой. В малых объемах бутан и пропан выпускаем, но серьезным производством сжиженного природного газа (СПГ) начинаем заниматься только сейчас. Дальнейшая сетевая газификация будет слишком затратна. В принципе, жители Якутска, где газ почти везде, в первую очередь заинтересованы в том, чтобы не строились длинные газопроводы. Потому что они лягут в тариф. Дальние деревни нужно будет газифицировать через «СПГ». Он дороже, чем сетевой. И нужно на законодательном уровне смотреть, как компенсировать разницу: или размыть нагрузку по всем жителям Якутии, или обязать платить бюджет.

- В декабре запускают «Силу Сибири». Как это отразится на работе «СТНГ»?

- Мы не имеем хозяйственных и экономических интересов в Южной Якутии. В Западной Якутии, где также проходит «Сила Сибири», у нас есть Отраднинское газовое месторождение. Но пока «Газпром» не подпускает к «Силе Сибири» сторонних поставщиков топлива, базируется только на своих месторождениях на территории республики.

Если мы подключим к «Силе Сибири» Отраднинское месторождение (расстояние там не очень большое), то получим возможность продавать газ по экспортной цене. Тогда для нас будет хороший эффект, и сможем направлять дополнительные средства в увеличение надежности газотранспортной системы, дальнейшую газификацию республики.

- Вроде бы все правильно, но чувствуется лоббизм интересов «СТНГ». Не оскорбляет, когда вас называют лоббистом газовиков в Ил Тумэне?

- Да мы там все — лоббисты: интересов жителей своего округа, здравоохранения, образования, промышленных групп... Лоббизм — необязательно всегда плохо. В конечном итоге все мы хотим, чтобы в республике стало лучше жить, просто каждый видит свой путь к этому. Я говорю о проблеме газификации, потому что лучше в этом разбираюсь.

Источник: ТайгаПост

Одни и те же. У Ил Тумэна спросили, кто и чем занимается в командировках

В Якутии предлагают штрафовать хозяев слишком самостоятельных коров и лошадей

 

Опрос недели

Доверяете ли вы российской полиции?