Вы здесь

В Якутии рабочих, отказавшихся увольняться в пандемию, пытались отравить наркотиками

26 мая 2020 в 13:27Рубрика: Задело

Как без затрат уволить работника в пандемию? Судя по всему, ответ на этот вопрос нашли в одном из угледобывающих предприятий Нерюнгринского района. Запереть на весь день в конторе, подсыпать наркотики в воду, а затем сдать работяг в полицию. ТайгаПост расскажет детали этой шокирующей истории и почему план отравления сорвался.

Машинист буровой установки 7 разряда — настоящая рабочая элита, в погоне за которой работодатели не скупятся на пряники. Осенью 2018 года трое нерюнгринцев — Васюк, Жмайлов и Пташник — поддались на уговоры руководства угледобывающего «Долгучана». С ними был заключен трудовой договор с указанием конкретных сумм оплаты. Экипаж буровой работал без замечаний вплоть до февраля 2020-го, когда всем троим предложили уволиться.

Свое решение начальство объясняло непростым финансовым положением «Долгучана». А работяги уперлись: хотите увольнять, платите, что положено по закону, сами не уйдем. Тогда в марте им положили на подпись дополнительное соглашение к трудовому договору, втрое уменьшающее их заработок. Объяснили падением цен на уголь, вызванным пандемией и окончанием отопительного сезона. И снова Пташник, Жмайлов и Васюк отказались затягивать петлю на шеях своих семей. И тут началось... Уговоры, попытки давить на жалость, угрозы. Рабочие стояли как скала, шурфы в которой они бурили для взрывников.

Но 21 апреля им на подпись подсунули очередную бумагу: приказ о переводе в горнорабочие самого низкого 1 разряда. Мотивировали тем, что Якутию ждут наводнения и лесные пожары. И они — Жмайлов, Васюк и Пташник — обязаны спасти родную республику. Дело элитным «спасателям» нашли достойное их высокой квалификации: собирать окурки на территории и копать вручную траншею в скалистом мерзлом грунте. Дальше — больше. Вчерашним буровикам запретили без особого распоряжения перемещаться по предприятию, определив местом нахождения АБК (административно-бытовой корпус) и дробилку. В общем, унижали, как могли.

И мужики восстали. В начале мая они стали отказываться от получения таких нарядов, за что незамедлительно следовали взыскания. Но идти к увольнению столь долгим путем администрация «Долгучана» явно не собиралась. Есть, наверное, какая-то доля вероятности, что события 14, 15 мая — случайное совпадение. Но судите сами: вот что Владимир ПТАШНИК рассказал корреспонденту ТайгаПост:

- Утром 14 мая мы втроем подходили к своему рабочему месту, когда нас окликнул начальник участка и сказал, что поступило распоряжение нас направить в АБК, где мы будем находиться до конца смены. Распоряжение странное, но мы в «Долгучане» уже ко всему привыкли и пошли его исполнять. АБК у нас — три комнаты, двери между которыми не замыкаются. Когда мы туда пришли, все, кто находился в АБК, ушли, оставив нас со всеми документами и компьютерами. Никогда рабочих одних здесь не оставляли, выгоняли хоть в снег, хоть в дождь, если последний из работников АБК уходил.

В обед обычно ИТР туда приходит перекусить, потому что там единственная микроволновка. А тут ни одного человека за все 12 часов смены! Потом нам сказали, что всем запретили в этот день заходить в АБК.

- Чем вы занимались эти 12 часов и почему не ушли?

- Так нам же запрещено перемещаться по территории участка. Вот и сидели в АБК. Потом решили попить чаю, набрали воду из кулера. От нее пошел какой-то странный сладковатый запах, чем-то напоминающий заваренный чабрец. Мы покрутили кружки, но пить не стали. Один из наших еще посмеялся, что у нас паранойя. У меня с собой был трехлитровый термос, и мы пили только из него.

На следующий день 15 мая утром на микроавтобусе нас везли на работу. При выезде из Нерюнгри тормознули сотрудники ГАИ. Потом подошли люди в штатском, показали удостоверение наркоконтроля. Всех вывели на улицу, досмотрели и якобы случайно забрали меня, Васюка, Жмайлова и еще моего сына, который тоже работает в «Долгучане». Я видел, как у ребят в штатском глаза забегали, когда узнали, что в машине два Пташника. Потом разобрались и сына отпустили.

В полиции нас направили на медосвидетельствование на наличие наркотиков, но результат у всех троих был отрицательным. Нам сказали, что был анонимный звонок, что мы принимаем наркотики.

- Владимир, насколько понимаем, вы связываете события 14 мая, когда вас троих на 12 часов оставили в АБК, и задержание 15 мая полицейскими. Вы пытались на предприятии прояснить, что это было?

- А что прояснять, какие у нас доказательства? Мы уверены, что это не были совпадения. За весь день никто из ИТР не забежал даже воды из этого кулера попить. И если бы не мой термос, мы бы наверняка сейчас под следствием были.

- Вы обжаловали приказ о своем переводе в горнорабочие?

- Да, 1 июня будет суд. Если смотреть по букве закона, то горнорабочий даже низшего разряда — это тоже специальность, которая требует обучения. Естественно, нас никто ничему не учил. Заставляли собирать окурки, лопатами копать в скальнике траншею 50 метров... У меня вообще анекдотичный наряд был: чистить рельсы, хотя у нас на участке нет железной дороги.

 

Об этом эпизоде нерюнгринские рабочие сообщили в Генпрокуратуру и прокуратуру Якутии, равно как и о том, что все полтора года их работы в «Долгучане» систематически нарушалось российское законодательство. Не проводился ежедневный предрейсовый и ежегодный медосмотр работников, никогда не проводился инструктаж по охране труда и пожарной безопасности, первичный инструктаж на рабочем месте, отсутствуют инструкции и средства пожаротушения. Подвесная кабина для подъема и спуска людей — самодельно сваренная клетка и, как считают буровики, находится в аварийном состоянии. Не производится доплата за вредные условия труда и дополнительный отпуск — всего 13 пунктов. Помимо прокуратуры бумага ушла и в Ленское управление Ростехнадзора.

Ну а что Жмайлов, Васюк и Пташник? После загадочного «ареста» в АБК и последующего задержания полицейскими в «Долгучане» держали их еще неделю. А 22 мая уволили за отказ собирать окурки и копать траншеи.

Интересы рабочих в суде представляют два юриста. Одна из них Светлана ФЕДОСЕНКО рассказала ТайгаПост следующее:

- Рабочих уволили в то время, когда приказ об их переводе на ниже оплачиваемую работу находился на рассмотрении суда. Сегодня, 26 мая, я была в «Долгучане». Сама вручила им исковое заявление. На почте оно лежит с 11 мая, но они его почему-то не забирали.

Считаю, что эти люди были уволены незаконно, поскольку незаконным был их перевод в горнорабочие. К приказу об увольнении от 22 мая приложен акт о том, что они отказались знакомиться с постановлением правительства Якутии №68 от 7 апреля 2020 года «О мерах по ликвидации чрезвычайных ситуаций».

Это вообще нонсенс, когда рабочих пытаются наказывать за то, что они не знакомятся с каким-то постановлением правительства, которое их вообще не касается. Никаких ЧС в Нерюнгринском районе не было, никакого плана для их ликвидации в «Долгучане» мне не предоставили. То есть их просто вынуждали уволиться, снизив зарплату и давая издевательские задания.

Они предлагали руководству уволиться по соглашению сторон, но предприятие не хотела идти ни на какие уступки. Да, пандемия. Угольная отрасль, как и многие другие пострадала. Но что делать этим же людям во время пандемии, оставшись без работы? Куда сейчас устроишься, когда даже медкомиссию не пройдешь — всё закрыто.

Примечательно, что когда Жмайлов, Васюк и Пташник запросили для суда в «Долгучане» табели, в которых они расписывались в начале и конце смены, одной из причин отказа было то, что эти табели хранят персональные данные других работников. А персональные данные у нас защищены законом. Но 22 мая, едва подписали приказ об увольнении, его тут же со всеми персональными данными троих машинистов буровой вывесили на общее обозрение в АБК. Как мне сказали, для назидания другим. С этим тоже будем разбираться.

Источник: ТайгаПост

 

Опрос недели

Поддерживаете ли вы неприкосновенность экс-президентов РФ и членов их семей?