Вы здесь

Шок. В Якутии медики сначала подожгли ребенка на операционном столе, а потом едва не ослепили

28 апреля 2021 в 16:45Рубрика: Задело

Изучая материалы этой шокирующей истории, журналисты ТайгаПост не могли понять, почему врачи не сделали никаких выводов. Их показания противоречат друг другу, но и руководство больницы, и полицейские взяли за основу лишь те, которые ограждают медиков от ответственности. А судмедэкспертиза и вовсе не торопится.

Листая почту редакции, мы не могли не обратить внимание на письмо, присланное из села Майя Мегино-Кангаласского улуса. И чем дальше вчитывались в строки, написанные бабушкой 11-летней Алены, тем нам становилось страшнее. Ребенок сломал ключицу на горке. А когда Алена попала в руки медиков, начался настоящий ужас. Впрочем, судите сами.

Из письма Валерии Баишевой:

«В ночь на среду мне приснился странный сон. Как-будто за мной прилетел белый вертолет, и из него выходит мужчина в белом, в очках в черной оправой. И мы летим с ним в Якутск, также где-то в воздухе витала мысль «ребенок». Проснулась…подумала, как жених в белом, только не на белом коне...                    

Где-то часам к 10 утра мне позвонил незнакомый номер, подумала - ошиблись. Я перезвонила, это был врач Дмитрий Макаров из хирургического отделения, сказал, чтобы я срочно пришла в больницу. Я побежала, так как именно сегодня, 22 января 2020 года, должны были оперировать мою 11-летнюю внучку, мою будущую красавицу «Мисс Якутия», как я про себя ее называла, любя и шутя. Если она завязывала платочком голову, то действительно становилась Аленушкой из русской сказки.

Мать Аленушки (моя дочь) с утра была в больнице. Проводив дочку до операционной, поспешила к своему годовалому ребенку. Мы полностью доверяли врачам, да и операция, на самом деле, из  рядовых.

В понедельник Аленушка по дороге из школы домой вместе с одноклассниками каталась с горки. И кто-то только поднимавшуюся на ноги мою девочку, протаранил сзади. Она от неожиданности упала и сломала левую ключицу. Сразу же на скорой отвезли ее в травматологическое отделение, сказали, что в среду будут оперировать.

Прибежав в больницу, заглянула в палату внучки, ее не было, кровать пустая. Больные сказали, что ее еще не перевели из операционной.  Знакомая санитарка отвела меня в комнату врачей. На медицинской тахте лицом вниз, обхватив голову руками, лежал хирург Дмитрий Макаров - у меня сердце екнуло. Поздоровалась, услышав меня, он приподнялся, вид у него был удрученный. Стал говорить, что «случилась беда да беда», что такого в их практике никогда не было. Он начал рассказывать издалека, и я подумала о самом плохом…

«Мы ее, как полагается при операции, три раза обработали спиртом. На месте сломанной ключицы сделали надрез, стало кровоточить и поэтому стали прижигать коагулятором кровоточащие капилляры. И в это время обработанное спиртом тело неожиданно воспламенилось».

Хирург накрыл девочку своим телом. Пламя было быстро потушено, но Алена успела получить ожог 15% тела.

«Мы провели телемедицинскую консультацию с ожоговым отделением Центра экстренной медицинской помощи РБ-2 г.Якутска и решено отправить вашу девочку санрейсом к ним в ожоговое отделение. Операцию на ключице, к сожалению, не успели провести», - продолжил хирург.

Не увидев ее воочию, я плохо представляла себе эти 15%. Подумала - главное, что наша девочка жива, а раны до свадьбы заживут. Сразу отлегло от сердца, и я, напротив, стала успокаивать врача. Говорила: с кем не бывает, что все мы, так или иначе, совершаем ошибки - ну, что-то в этом роде. Тем более, что в этой больнице, в реанимационном отделении с некоторыми из хирургов очень долго работала моя мать, и она их всех боготворила, как за сыновей своих заступалась.

Мне разрешили встречу с внучкой в реанимационном отделении. Она лежала до пояса вся перебинтованная, состояние было полудремное. Скоро прилетел за нами, как в том моем сне, белый вертолет  и сам главный врач медицины катастроф Владимир Сотников в очках в черной оправе. Вот и сон в руку, а белый костюм в действительности оказался медицинской формой…

 

После обеда мы прилетели в Якутск. К слову, внучка моя оказалась очень стойким человеком: ни разу не хныкала, не плакала. Только один раз спросила меня, почему у нее жжет и горит все тело. Я  не смогла ответить на ее вопрос, сделала вид, что не расслышала. А что я ей могла ответить? Что ее в прямом смысле этого слова под наркозом прямо на операционном столе подожгли?!  Не смогла…

Ее на носилках унесли в реанимацию ожогового отделения РБ-2. Думала, что нас здесь быстро вылечат до того, как срастется сломанная ключица со смещением - это же все-таки специализированная по ожогам больница.

На завтра, где-то в 11ч. дня я прихожу в больницу, проводят меня к моей внучке в реанимационную палату. И что я вижу… внучка моя смотрит на меня, прямо как «брусничное варенье», красными глазами! Сказать, что капилляры лопнули – ничего не сказать, это были КРОВЬЮ  НАЛИТЫЕ ГЛАЗА! На мой вопрос, что случилось, лечащий врач Севостьянова спокойно ответила, как – будто в порядке вещей: Алена обожгла кварцем глаза, вызвали врача-офтальмолога, и она проводит соответствующее лечение.

По телефону офтальмолог Горелова подтвердила, что девочка  действительно получила ожог кварцем Пина. И Алена потом сама слышала, как врач кому-то объясняла: «думали, что она заснула и включили кварцевую лампу, а глаза то приоткрытыми оказались». Девочка на правой стороне только могла лежать, левая  была вся израненная - сломанная ключица. А напротив нее этот кварц включили. И в состоянии полудремы (после наркоза) у нее были приоткрыты глаза. Это же реанимация - в еще худшем состоянии, наверное,  пациенты поступают. А ей глаза обожгли в самой реанимации ожогового отделения экстренной медицинской помощи! И всё это навалилось на нашу бедную девочку в один день!

Все мое окружение говорит: СУДИСЬ! Но несмотря на все выпады со стороны наших близких, мы решили пойти другим путем:  пусть врачи работают, мы им плохого не желаем, они сами были в шоке от произошедшего. Иногда и один стреляный воробей даже лучше, чем вся стая летает. И если все наши врачи будут требовательны к себе и своей работе, то не только успехи, но и ошибки станут источником их знаний. Таков мой жизненный принцип».

 

Это письмо Валерия Баишева написала более года назад, сразу после тех страшных событий. Долгое время никому не решалась его отправить. Она и сейчас говорит, что простили врачей Мегино-Кангаласской больницы: «Свои, сельские, родные. Сами очень переживают. И, кажется, до сих пор не могут понять, почему ребенок вспыхнул на операционном столе».

По словам бабушки Алены, вскоре после этого случая они пришли и со слезами на глазах просили прощения. А вот республиканский Центр экстренной медицинской помощи в Якутске повел себя странно. В итоге семья Алены и приняла решение дать этой истории огласку.

Не виноваты, но наказаны

Итак, 22 января 2020 года Алена сначала утром запылала на операционном столе Мегино-Кангаласской ЦРБ, а после обеда ей обожгли глаза в РБ-2. Из Центра экстренной медицинской помощи ее выписали через неделю, снабдив эпикризом о диагнозе и назначенном лечении. Запомните этот момент.

10 февраля, вскоре после выписки, мама Алены Саргылана Суздалова письменно обратилась к министру здравоохранения республики Елене БОРИСОВОЙ, попросив дать оценку действиям врачей ожогового отделения РБ-2. Ответ от главного врача Республиканской больницы семья девочки получила в сентябре 2020 года.

Он начинался словами: «На основании поступления вашего обращения проведено служебное расследование». Эта формулировка нас сразу насторожила: внутренняя проверка была назначена не по факту ожога глаз у ребенка, а только по обращению ее мамы в региональный Минздрав?

Далее из ответа следует, что в палате, где 22 января находилась Алена, кварцевая лампа не работала еще с прошлого года, а использовалось обеззараживающее устройство, допущенное к работе в присутствии пациентов. «Из пояснения врачей Севостьяновой (лечащий врач Алены в ожоговом отделении) и Гореловой (вызванный врач-офтальмолог) установлено, что без уточнения причин покраснения склер глаз заключили об ожоге роговицы глаз кварцевой лампой».

То есть два врача вот так, наобум, могли поставить диагноз маленькому пациенту? И врач Севостьянова с прошлого года не заходила в эту палату, раз не знает, что кварцевый обеззараживатель давно сломан? Согласитесь, в это верится с трудом.

Теперь давайте вернемся к выписному эпикризу Алены, выданному в конце января 2020 года, когда мама еще не жаловалась на действия врачей Центра экстренной медицинской помощи. Среди диагнозов Алены указано «ожог роговицы (кварц ПИНА)». И офтальмолог назначил ей корнерегель (применяется для стимуляции процесса заживления роговицы и конъюнктивы при их травмах и химических, термических ожогах).

Настораживает еще одна несостыковка. В ответе главного врача «РБ-2 ЦЭМП» от сентября 2020 года виноватых в ожоге глаз девочки нет, раз лампа не работала. Но тогда почему он заканчивается словами «Администрацией РБ №2 приняты меры дисциплинарного характера ко всему медицинскому персоналу, допустившему невнимательное отношение к Алене в период ее лечения в реанимации ожогового отделения»?

Не добившись извинений или хотя бы вразумительного ответа, мама Алены наняла адвоката и потребовала возбудить уголовное дело в отношении виновных сотрудников РБ-2. На днях из отдела полиции №2 г. Якутска пришел следующий ответ:

«Для установления степени тяжести причиненного вреда здоровью назначена медицинская судебная экспертиза. Однако, по настоящее время в установленные законом сроки ответ не был получен».

Далее отказ в возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). В обосновании такого решения полицейские приводят все тот же ответ главврача РБ-2 от сентября 2020 г.: кварцевая лампа давно не работает, а врачи Севостьянова и Горелова, что называется, просто ляпнули бабушке про причины ожога глаз Алены…

Адвокат Аэлита ЗАХАРОВА, представляющая интересы семьи Суздаловых, рассказала ТайгаПост:

- Я подавала заявление в Управление Следкома по Якутии, который и занимается расследованием преступлений против несовершеннолетних. Но оттуда его почему-то переправили в полицию. Там же, считаю, проверку провели формально: даже не взяли объяснение у самой девочки и ее бабушки, которая беседовала с врачами в РБ-2. Адвокат не может ни поторопить судмедэкспертизу, ни получить информацию о ее ходе – как правило, нам в этом отказывают.

Считаю, что в отношении Алены было совершено преступление, нанесшее тяжкий вред ее здоровью. Это ведь глаза… И нужно не только оценивать документы во время лечения и выписки, но и ее нынешнее состояние здоровья, чего не сделано.

 

Валерия Баишева призналась, что они заметили: Алена стала щуриться и хуже видеть. Со страхом девочку снова собираются везти в больницу…

Источник: ТайгаПост

Опрос недели

Довольны ли вы мерами правительства РФ по сдерживанию продуктовых цен?