Вы здесь

«Заказчики своего добились, но не сломали» - Борис Попов

19 января 2019 в 10:22Рубрика: Акценты

«Со дня избрания меня главой района в марте 2012 года по заданию бывшего главы республики Борисова Егора Афанасьевича началась системная работа по отстранению меня от должности, включая постоянные попытки возбуждения уголовных дел по вымышленным причинам с частотой раз в полгода. Причиной политического заказа является наше с ним принципиальное разногласие в вопросах продажи 10 % пакета акций ПАО «Алроса – Нюрба», а также создание двух особо охраняемых природных территорий «Марха» и «Сата» в Нюрбинском районе. По его поручению на меня было сфабриковано уголовное дело с заключением меня в СИЗО». Так свое последнее слово на суде начал бывший глава Нюрбинского района.

Обвиненный в превышении должностных полномочий Борис Попов вины своей не признал. Тем не менее, 14 января Якутский городской суд приговорил его к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на два с половиной года. Из двух эпизодов обвинения один – дополнительное авансирование строительства стадиона в Нюрбе на 10,25 млн рублей – полностью исключили. А вот за аналогичные действия по сельской школе в Кюндяде, где сумма допавансирования составила 38 млн, экс-глава был признан полностью виновным.

Борис ПОПОВ:

- По обвинению в превышении полномочий при строительстве стадиона суд признал недопустимыми доказательства, собранные следствием. Мы с адвокатами обратили внимание на два моих распоряжения о перечислении дополнительного аванса подрядчику строительства стадиона в Нюрбе. В декабре 2016 года, когда меня задержали, в администрации района был произведен обыск, изъяты все документы. А эти распоряжения вдруг появились через полгода – якобы хранились в другом месте. Причем во втором случае это был не оригинал документа, а просто ксерокопия.

По настоянию адвокатов прокуратура вызвала в суд понятых, которые уже в Якутске участвовали в приобщении этих документов к уголовному делу. Так вот, две девушки показали, что утром шли мимо ресторана «Муус-Хайя» (рядом находится Управление следкома по РС (Я) – С.С.), их остановил полицейский и попросил быть понятыми. Что они подписывали, им не объясняли, о чем девушки сообщили суду. В итоге распоряжения были отклонены, и дело по строительству стадиона рассыпалось.

- Тем не менее, по аналогичному эпизоду при строительстве школы в Кюндяде вам вынесен обвинительный приговор.

- Я заявил на суде, что следствие слишком вольно обращалось с законами, из-за чего делало заведомо ложные выводы. К примеру, считаю настоящим подлогом то, что в обвинительном заключении были перевраны буква и дух ФЗ-44 «О контрактной системе». Так, в части 2 статьи 34 говорится: «При заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей и статьей 95 настоящего Федерального закона».

Что делает следствие: включает в обвинение только первую часть предложения и ставит точку перед словами «за исключением». Часть 1.1 статьи 95 при этом допускает в 2015 и 2016 г.г. изменение основных условий контрактов по соглашению сторон. Мне инкриминировали именно нарушение условий контрактов, выразившееся в дополнительном авансировании подрядчиков без внесения изменений в контракт.  

Полагаю, правительство РФ внесло изменения в условия контрактов в 2015-2016 г.г. в связи с тем, что Крым стал наш, там пришлось вести массовое строительство в особых условиях, а менять законы для одного региона было неправильно. Мы и воспользовались этим правом. Закон прямо указывает, что изменения обязан внести заказчик – в случае со школой в Кюндяде МКУ «Инвестиционно-строительное управление» (ИСУ), но никак не глава района.

Тем не менее, я дал письменное поручение своему первому заместителю Васильеву внести соответствующие изменения для производства допавансирования. Он проигнорировал свои обязанности. Хотя я прямо указал статьи закона, на которые нужно ссылаться и взял ответственность на себя. По заявке подрядчиков дополнительное авансирование им нужно было для опережающего завоза стройматериалов в короткую северную навигацию. Без этого, ответственно заявляю, вести строительство при нашей логистике совершенно невозможно.

Из обвинительного заключения Борису Попову:

«… желая выглядеть в глазах населения и избирателей МР «Нюрбинский район» в качестве эффективного менеджера и управленца, способного решать острые социально-значимые вопросы, а именно – способного в кратчайшие сроки организовать строительство школы в селе Кюндядя Нюрбинского района РС (Я), сформировать о себе благоприятное мнение у населения, в расчете в дальнейшем быть переизбранным на должность главы МР «Нюрбинский район», из иной личной заинтересованности, руководствуясь побуждениями карьеризма …»

- Борис Николаевич, разве плохо, что глава «способен решать острые вопросы, желает «в кратчайшие сроки организовать строительство школы», хочет, чтобы люди его уважали и избрали на второй срок? Так можно обвинить любого руководителя: построил дорогу – карьерист, открыл садик – формирует благоприятное мнение о себе и т.д.

- Это для нормальных людей нормально. А у органов есть понятие «честь мундира». И даже, если они не правы, они будут всячески отстаивать свою честь, наа самом деле, сажая еще больше пятен на мундиры. Понимаю: признай меня невиновным, под ударом окажутся не только следователи и прокуроры, но и многие судьи, которые все это время послушно продлевали мне арест и отстраняли от должности. Так что вердикт меня не удивил. Тем не менее, верю, что правосудие восторжествует, если не здесь, то в Верховном суде России.

- 1 февраля 2017 года Управление следкома по Якутии выпустило удивительное сообщение, в котором вдруг начало делиться рабочими версиями по вашему уголовному делу: «проверяется версия о сговоре руководства фирмы-подрядчика и Попова Б.Н. при совершении преступных действий». Ваша корыстная заинтересованность в итоге была доказана?

- Нет. Хотя следствие очень старалось. Они все же сломали двоих, кто дал на меня показания в совершении корыстных преступлений. Но показания свои неоднократно меняли, и в итоге обвинения в вымогательстве и взятках рассыпались. Да иначе и быть не могло.

- Сообщалось, что следствие наложило запрет на распоряжение автомобилем вашей дочери в Новосибирске, купленном за 1,5 млн. С зарплаты главы района сэкономили?

- Следователи пытались оказывать моральное давление на мою семью, допрашивали младшую несовершеннолетнюю дочь в Новосибирске, что ей известно о моей работе в Нюрбе. Для чего-то изъяли фотографии с моим давним школьным, студенческим другом и соратником по партии Федотом Тумусовым. Все это я расцениваю как психологическое давление. Что касается машины, то да, я ее купил. Но перед этим продал квартиру в Мирном, отсюда и деньги. Мне предлагали признать вину в преступной халатности. В обмен обещали прекратить преследование за истечением срока давности. Но я никакой вины не чувствую, действовал четко в правовом поле.

По закону, если кто-то из подчиненных считает, что руководитель муниципального образования дает ему противоправные указания, он должен отказаться их выполнять. И должен выразить свое мнение по этому поводу. Потом в уголовном деле появились некие письма директора МКУ «Инвестиционно-строительное управление» Ефремова, где он пишет, что не согласен с перечислением допаванса подрядчику строительства в Кюндяде. Но Ефремов почему-то приносит их не мне, не регистрирует в канцелярии как входящие документы, а передает моему первому заместителю Васильеву. Тот хранит письма у себя в квартире, где их потом и изымает следствие. Полагаю, что они были написаны позже по требованию следователя. Во всяком случае, мне на стол они никогда не попадали.

- Предположим, что вы выигрываете суд. Какими будут ваши дальнейшие действия? Будете снова баллотироваться на главу Нюрбинского района?

- Сначала буду добиваться полной реабилитации. Те, кто на меня поддерживает, а их было немало, будут обмануты, если этого не сделаю. Очень много людей меня поддерживали все это время. На улице узнают, говорят «держись!», кто-то пытается сфотографировать (улыбается). Когда находился в СИЗО, почти все сидельцы, товарищи по несчастью были за меня. Тоже говорили: «Главное, не сломайся». Даже многие сотрудники СИЗО были на моей стороне: «Мы знаем, что тебя заказали. Будь осторожен, за этим стоят очень большие люди в МВД и администрации Ил Дархана».

Насчет баллотироваться… (задумался). Может, необязательно в Нюрбе. Единственный минус для меня сейчас – это возраст. Мне уже 63. Со здоровьем сейчас в общем нормально. Каждый день делаю 10 тысяч шагов, раз в неделю в бассейн, проплываю по настроению по 500-800 метров. Когда был молодым, по 2,5 км проплывал.

- Вы не раз заявляли, что за вашим арестом стоит уже бывший глава Якутии. Если это так, как вы считаете, своих целей Борисов добился?

- Смотрите сами: пока я сидел были проданы акции «АЛРОСА-Нюрба» по цене ниже реальной и без проведения их оценки, были ликвидированы две особо охраняемых территории «Марха» и «Сата» в Нюрбинском районе (на территории «Мархи» находится месторождение алмазов – С.С.). В этом смысле, да, заказчики своего добились. Но я не сдаюсь. Буду добиваться справедливости.

 

Прокуратура Нерюнгри установила, что в 2015 году администрация Серебряного Бора по программе переселения из аварийного жилья незаконно перечислила подрядчику более 750 млн (!) рублей дополнительного аванса по 11 (!) муниципальным контрактам. Дома до сих пор не сданы в эксплуатацию. Нарушение абсолютно такое же, за что осудили Попова. Материалы по Серебряному Бору переданы в Следком, в возбуждении уголовного дела отказано…

Справка:

Попов Борис Николаевич, кандидат технических наук, в марте 2012 года от партии «Справедливая Россия» выиграл выборы на должность главы Нюрбинского района. 26 декабря 2016 года задержан полицейским спецназом в рабочем кабинете, препровожден в СИЗО по обвинению в превышении должностных полномочий при строительстве школы в Кюндяде. Позже добавилось аналогичное обвинение по стадиону в Нюрбе. Отстранен судом от должности главы. Вины никогда не признавал. Пять месяцев провел в следственном изоляторе. Стал единственным муниципальным чиновником в РС (Я), с кем столь жестко обошлись органы. С других по аналогичным обвинениям даже подписку о невыезде не брали и не отстраняли от работы. 14 января 2019 года признан виновным по одному из двух инкриминируемых эпизодов. Наказание – четыре года условно.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

 

Опрос недели

Согласны ли вы с тем, чтобы в верховьях Лены построили целлюлозно-бумажный комбинат?