Вы здесь

Владимир Солодов о Якутии, Камчатке и глубоко личном - эксклюзив ТайгаПост

21 октября 2020 в 14:33Рубрика: Акценты

"Проблема из-за того, что чиновники не умеют работать, а некоторые хотят «зарабатывать» на своей должности"

Планируя свою поездку на Камчатку, мы, конечно надеялись на встречу с ее губернатором. Почти два года Владимир Солодов возглавлял правительство Якутии, тогда ТайгаПост дважды брал у него интервью. Списавшись в соцсетях, договорились на среду, 14 октября. За те четыре дня, что мы были на Камчатке, не раз приходилось слышать, что нам очень повезло с погодой. Обычно в октябре здесь морось и туманы, а нам почти всегда светило солнце, открывая величественные вершины вулканов. Но 14-го погода плакала с ночи до вечера. На наше счастье, Солодов выбрал для аудиенции этот день. Мы никакие экскурсии не брали и посвятили его осмотру Петропавловска-Камчатского. А город изучать можно и в дождь.

Площадь Ленина, дом 1, где находится правительство Камчатского края, вопреки нашим ожиданиям далеко не центр столицы. Петропавловск преимущественно четырехэтажный еще хрущевско-брежневской застройки, так что город очень раскинут, чтобы вместить свои 180 тысяч жителей. Мы снимали квартиру у «рынка на 6 км», что считается центром. И, если верить 2 ГИС, до резиденции губернатора было 4 км — почти окраина.

Владимир Солодов был пунктуален, и сам вышел к нам в приемную в указанное время. В его кабинете за чашкой чая провели полтора часа. Ушли сами, почувствовав, когда пора и честь знать. Разговор получился весьма откровенным, но сначала о Петропавловске, по которому мы бороздили весь этот дождливый день.

Когда-то это был очень благоустроенный и современный город. Лет 30 назад он бы дал большую фору преимущественно деревянному Якутску, откуда мы приехали. Но, если с 90-х Якутск стал расцветать, то в Петропавловске жизнь остановилась. Со смотровой на Мишенной сопке мы тщетно пытались высмотреть хоть один строительный кран. Трудно поверить, но здесь, кажется, нет ни единой стройки. А наследие 20 века, конечно же, пришло в упадок.

На фото: во время фестиваля граффити любой хозяин грузовика может раскрасить свое авто

Центральные улицы уложены хорошим асфальтом. Машин много, естественно, японских. Везут их сюда паромами из Владивостока и самой Японии. Поскольку местные массово увлечены путешествиями по родному краю, благо, красоты начинаются прямо у города, свои внедорожники здесь принято тюнинговать. Евгений, возивший нас на экскурсии по Камчатке, поставил на свою «Джемини» более широкие колеса, заменил бампер на более надежный. Такие конструктивные изменения необходимо регистрировать в ГАИ, но этим на Камчатке никто не заморачивается, и инспекторы, кажется, внимания не обращают. Все понимают, что на родных покрышках далеко не уедешь. И для горных дорог, не редко переходящих в направления, тюнинг необходим.

К нашему удивлению, в Петропавловске-Камчатском — сердце туристической Мекки — очень немного приличных заведений общепита. Перехватить бургер несложно, но вот, чтобы полноценно пообедать, нужно постараться. Мечтали попробовать местную национальную кухню ительменов, коряков и чукчей, даже нашли в 2ГИС этнокафе, но работало оно исключительно по предзаказам и с корпоративами. Потом нас заинтересовало еще одно заведение, но и там обслуживали только большие компании.

В отчаянии забили в поисковик бурятскую кухню — гарантированные вкусовые ощущения, но, как выяснилось, ближайшая буузная находится в Елизово за 30 км. Сунулись в кафе в торговом центре по соседству — меню на одном листе из 9 позиций. Конечно же, морепродукты. Интерьер столовский, но накормили неплохо. Цены как в Якутске, но в отличие от нашего города очень мало мясных блюд. Впрочем, на Камчатку мы ехали не за мясом, а рыба и морепродукты здесь всегда в ассортименте.

Нам рассказывали, что сфера услуг здесь только начинает развиваться. И, если турист пойдет, как горбуша на нерест, разместить его будет непросто. Гости с деньгами — преимущественно иностранцы — задерживаться в Петропавловске не любят. Они останавливаются на горных базах с вертолетными площадками, откуда и путешествуют по краю вулканов и гейзеров. Но в этом году пандемия совершенно выкосила иностранных туристов, среди которых, как и везде, традиционно много китайцев. Их попытались заместить наши, из-за той же пандемии ограниченные в заморских путешествиях, но полностью восполнить пробел россияне не смогли. Да и деньги у нас другие, не как у забугорных нуворишей...

 

Что еще рассказать про столицу Камчатки, какой мы ее увидели? Безлимитный Интернет здесь появился лишь пару лет назад. Наш провожатый Евгений рассказывал, что за 1650 рублей в месяц получает 7 Мб в секунду. Для сравнения мы в Якутске платим около тысячи за 100 Мб. На комуслуги и питание в Петропавловске семья из трех человек тратит порядка 40 тысяч рублей в месяц. Желающим пошопиться туристам делать здесь нечего, ассортимент в магазинах преимущественно ширпотребовский, найти что-то приличное по демократичным ценам сложно. Впрочем, шоппинг — это последнее, что может прийти на ум при слове «Камчатка». Мы сюда приехали за ощущениями, которых получили сполна.

Последняя наша встреча тет-а-тет с Владимиром Солодовым в Якутске прошла в июне 2019-го по поводу его первой годовщины в должности председателя правительства. Как известно, до второй он не дотянул, отправившись в апреле 2020-го руководить Камчаткой. В его теперь уже официально губернаторском кабинете в глаза бросился стол с креслами — аккурат такой, как в кабинете Ил Дархана Якутии. «Это что, по разнарядке всем руководителям субъектов раздают?», - игриво спросили мы. «Не знаю, я здесь ничего не менял», - ответил губернатор.

В первой части нашего повествования о путешествии по Камчатке Здесь начинается Россия. ТайгаПост о Камчатке с любовью мы публиковали часть интервью, касающуюся происшествия на Халактырском пляже. А вот, о чем пошел разговор дальше.

ТайгаПост: Владимир Викторович, за те три дня, что мы на Камчатке, обратили внимание на чистоту океанского берега и туристических троп. Говорят, здесь неплохо работают волонтеры, не только убирающие мусор за нерадивыми туристами, но и создающие какие-то минимальные удобства: лавочки в лесу, мангальные и костровые зоны...

Владимир СОЛОДОВ, губернатор Камчатского края:

- Нет предела совершенству. Стараемся работать, но еще много проблем. Часто едешь по дороге, сворачиваешь к речке, а там свалка. Сейчас у нас проходит интересная акция по сбору старых автомобильных шин. Я сам не ожидал, что она даст такой эффект: за три дня собрали 23 461 (!) шину, затарили все склады, вынуждены были приостановить приемку для переработки. Старые шины превратятся в покрытие для детских площадок и добавки в асфальтобетонные смеси.

- Мы читали про эту акцию: за каждую сданную населением шину казна выплачивает по 100 рублей. Говорят, войны между соседями начались за покрышки, которые десятилетиями во дворах валялись. А раньше как была налажена утилизация автошин?

- Раньше нужно было привезти шину на конец города, заплатить за нее 150 рублей, чтобы приняли. Как вы думаете, многие так делали? Конечно, всех их бросали прямо у мусорки. Весь город был заросший этими шинами! Я нигде такого не видел. Сейчас эти горы очень стремительно тают. Кстати, это не так уж дорого для бюджета в сравнении с содержанием специализированной организации по сбору автопокрышек. Считаю, акция нам удалась, будем ее дальше двигать.

Экология мыслей

- В своих публичных выступлениях вы много говорите об экологии. Можете сформулировать свою главную экологическую мысль, которую вы хотите воплотить на Камчатке?

- Экология на Камчатке — это главное слово и главное богатство. Миссия Камчатки в мире состоит в том, чтобы стать местом, где люди меняют свое мышление, начинают думать более экологично. А вулканы, медведи, рыба, гейзеры — это лишь инструменты изменения мышления. Я хочу показать Камчатку как пример региона, в котором возможна устойчивая модель экономики, не основанная на извлечении исчерпаемых полезных ископаемых и других неустойчивых видов экономической деятельности.

В мире растет популярность термина «регенеративная экономика», способная к самовоспроизводству. Такую экономику мы будем строить на Камчатке, основываясь на трех основных отраслях. Это рыболовство и рыбопереработка, которые могут быть устойчивыми и неисчерпаемыми, если будем соблюдать баланс вылова, который нам еще предстоит найти.

Это логистика: морские перевозки, торговля, судоремонт и всё, что связано с нашей естественной ролью благодаря географическому положению — восточные ворота Северного морского пути. Сейчас над нами в воздухе десятки самолетов, связывающих Северную Америку и Юго-Восточную Азию. Моя задача, чтобы они садились на Камчатке, а мы получали от этого экономический рост. Дозаправка, пересадка, туризм... - есть немало причин садиться самолетам у нас. У нас хорошая взлетно-посадочная полоса. А нужно теперь построить аэропорт. Предметный план уже есть, инвестор работает. Думаю, что в течение двух-трех лет мы аэропорт запустим. То, что сейчас называется аэропортом, - это позорище, которое не дает нам нормально развиваться.

Ну, а третье — конечно, туризм. У нас есть план к 2025 году создать в этой сфере 10 тысяч новых рабочих мест. Сейчас легального туризма 1,5-3 тысячи человек. В рыбной отрасли на Камчатке работают 16-18 тысяч. Я хочу создать сопоставимую экономику в туризме. К нам в год приезжают тысяч 200 туристов. Нынешний, понятно, не показателен, гораздо меньше. А нужно, чтобы к нам как минимум миллион человек приезжали. Не просто приехать посмотреть и уехать, а чтобы поменять свое сознание на экологичное. Ответственный экологический туризм — это то, к чему мы будем стремиться.

- А в Якутии можно создать регенеративную экономику?

- Думаю, что да. Просто везде свои преимущества и свои факторы. На Камчатке они очень острые, потому что здесь особенно чувствуешь хрупкость природы и особенно понятно, как ее нам, человечеству, нужно беречь. В Якутии природа, безусловно, тоже уникальная, тоже очень хрупкая и ценная. Но отличие в том, что на Камчатке природа близко. Мы живем в городе, видим огромные горы, медведей и все остальное, что непосредственно нас окружает. Нерестовая речка условно прямо во дворе протекает.

А в Якутии природа все-таки более распределенная. Есть тоже величественные и могучие горы, но до них нужно лететь самолетом. Река огромная, но за хорошей рыбалкой нужно куда-то плыть или ехать. На Камчатке же, повторю, все более сконцентрировано. И эта концентрация позволяет отработать более четко модель, которую потом, верю, можно распространить на любой регион, в том числе на Республику Саха (Якутия).

Я Трутневу не племянник

- Выборы трудными были? Тяжело далась победа? (13 сентября 2020 года на губернаторских выборах Солодов получил 81,51% голосов — прим.ред.).

- Я в первый раз участвовал в выборах. Мне сложно их оценивать. Выборы - вообще волнительная история. Для меня основное, что действительно чувствую поддержку камчатцев. Изначально я огромную признательность испытываю к президенту Российской Федерации за доверие, что назначил меня исполняющим обязанности губернатора именно на Камчатке — в нашем уникальном регионе. Но я реально чувствую и поддержку населения — это опора реализации моих инициатив и одновременно очень большой кредит доверия. Люди начали верить, что можно изменить жизнь к лучшему, и я не имею права их подвести.

- Местные нам рассказывали, что при вас в Камчатку стали вкачивать большие деньги. Что за вами кто-то стоит, даже говорили, что вы племянник Трутнева (Юрий Трутнев — полпред президента РФ в ДФО — прим.ред.).

- Я такой же племянник Юрию Петровичу, как и вы... Познакомился с ним в 2014 году, до этого ни разу в жизни его не видел. А поддержка действительно есть, не скрою. В первую очередь это поддержка федеральных органов власти. Мне удалось добиться возобновления строительства Камчатской краевой больницы — это знаковый, наболевший объект, который уже 15 лет ждут.

Справедливости ради хочу сказать, что многие инвестиционные проекты начинали мои предшественники — это терминал по перевалке сжиженного газа, аэропорт и магистральный туристический проект «Три вулкана». Они стартовали до меня, я просто их подхватил и стараюсь довести до реализации. Если вы помните, нам и в Якутии удалось кое-что сделать: онко-, кардиодиспансеры, Арктическая школа, лагерь «Полярная звезда», признанный лучшим объектом государственно-частного партнерства в стране в социальной сфере. Мне не стыдно за то время, когда я работал в Якутии, за то, что мы смогли сделать командой. Я и сейчас, кстати, слежу за этими объектами, но уже по фотографиям в Интернете.

Про богатых и бедных

- Вчера на экскурсии мы спросили у нашего гида, какой вопрос он хотел бы задать губернатору. Заметим, что реакция на жизнь в Петропавловске у местных, так скажем, достаточно острая. Гид попросил спросить: сколько, по вашему мнению, должен зарабатывать средний класс на Камчатке, чтобы здесь нормально жить?

- Средний класс — это размытое понятие, нужно определяться с термином. Если говорить про официальную среднюю зарплату на Камчатке, то это 80 тысяч рублей в месяц. При этом, как и в Якутии, она складывается, к сожалению, из большого количества людей бедных, получающих гораздо меньше — 30-35 тысяч и значительного числа получающих гораздо больше. Наверное, в районе 80 тысяч рублей в месяц — та сумма, при которой можно говорить о достойном уровне жизни на Камчатке.

- Вы себя уже почувствовали «начальником Камчатки»?

- Я себя почувствовал губернатором Камчатки со всей присущей ответственностью. Вы когда в приемную заходили, видели портреты моих предшественников? Это Завойко Василий Степанович — руководитель обороны Петропавловска-Камчатского 1854 года, другие выдающиеся деятели, которые делом своим присоединяли и защищали эти земли, отстаивали интересы России в Тихом океане, я их преемник — это серьезная ответственность. Перед нами стоят очень большие задачи, и нужно не подкачать.

- Есть планы построить на Камчатке новую «Розу Хутор»?

- Это некоторая метафора, есть планы по реализации мощного туристического центра «Три вулкана». Это те же инвесторы, что реализуют «Розу Хутор», отсюда и метафора прицепилась. Но это действительно будет полноценная горная деревня с хорошим гостиничным комплексом и инфраструктурой — дорогами, энергетикой, подъемниками, горнолыжными трассами, которые потом потянут за собой экосистему. Это то, о чем я говорил: создание новых рабочих мест в туризме и привлечение туристов.

- Вы хотите вывести из тени тех, кто сейчас зарабатывает на туристах и не платит налоги. С другой стороны, у них и цены божеские...

- Это не самоцель, чтобы налоги платили. Малый индивидуальный бизнес важен не налогами, а созданием рабочих мест и предпринимательской энергией, которая наполняет экономику. Здесь более важны вопросы безопасности и единых стандартов, которые должны быть в туризме. Будем всё приводить в порядок. Основные туристические места относятся к природному парку «Вулканы Камчатки», но присутствие там природного парка никто не замечает. Будем постепенно создавать там сервис, какие-то карты пешеходных маршрутов. И будем требовать, чтобы операторы, которые возят туда людей, имели какой-то официальный статус.

- Готовясь к Камчатке, посмотрели в Интернете цены турфирм, в ужас пришли от количества нулей. А потом списались с «нелегалами» и вполне бюджетно посетили две многочасовые экскурсии.

- Это стереотип, что Камчатка очень дорогая. Отдых здесь должен быть разный. Кто привык к комфорту и может оставить здесь большие деньги, мы с удовольствием их возьмем и будем развивать нашу Камчатку. Но нужны и доступные версии туризма. Инфраструктура растет очень быстро и работает на удешевление туров.

В позапрошлые выходные я на своей машине с женой и трехмесячным ребенком доехал до Вилючинского перевала и немного дальше. Говорят, год-полтора назад эта дорога занимала четыре часа на подготовленном джипе. Сейчас мы за час на паркетнике без особого труда доехали. Хорошие дороги расширяют доступность и делают экскурсии гораздо дешевле. Это важно и для туристов, и для жителей Камчатки. Мы же понимаем, что местные жители не могут себе позволить дорогостоящие экскурсии. У них возникает вполне понятное недовольство — все восхищаются Камчаткой, а они ее почти не видят.

Личная жизнь губернатора

- Вы машину уже на Камчатке купили?

- Да. «Тойота Харриер» 2015 года.

- От чего пришлось отказаться, став губернатором?

- Времени не хватает. Все надеялся, что выборы пройдут и времени станет больше. Жена говорит, что когда работал в Якутии, а она жила в Москве, мы больше общались хотя бы по телефону. Стараюсь выкроить минуты для семьи. Для меня очень значимое событие — рождение ребенка.

- Честно говоря, подозревали, что после выборов вы жену с грудным ребенком обратно в Москву отправите. Ведь за два года работы в Якутии вы жену туда так и не перевезли.

- Когда я еще не знал, что поеду на Камчатку, мы договорились, что она приедет в Якутск, там будет рожать и останется жить. Она бы и раньше приехала. Но отложили переезд из-за беременности и связанных с этим вопросов. Я об этом не говорил в Якутске, поскольку не люблю, чтобы вмешивались в мою личную жизнь.

- Она же у вас МГУ окончила, врач по специальности. Будет камчатское здравоохранение поднимать?

- Ребенок маленький, пока никуда не собираюсь ее отправлять. Она у меня медик-исследователь. Мы познакомились в МГУ, когда я там работал.

Проблемы и ресурсы Камчатки

- Владимир Викторович, со смотровой площадки мы не увидели ни одного строительного крана в Петропавловске. Почему так плохо?

- Это особенно бросается в глаза в сравнении с Якутском. Якутия — лидер по строительству на Дальнем Востоке. А если взять Магадан, некоторые другие города, то там такая же ситуация, как в Петропавловске-Камчатском. На Камчатке признано аварийным в 40 раз меньше жилья, чем в Якутии. Но это не значит, что здесь так мало аварийного жилья. На Камчатке нет нормального строительного сектора. Здесь ведется единичное строительство и только за счет бюджета. В Якутске, вы знаете, сильный строительный сектор, который уже развернулся и набрал обороты. Нам же только предстоит его запустить.

- Говорят, с вашей подачи в Петропавловске на стенах граффити появились. Кто-то одобряет, кто-то ругает, что убогость за краской прячете.

- Изначально это была инициатива жительницы улицы Полины Осипенко Петропавловска-Камчатского. Она сказала, что молодежь не знает, кто такая Полина Осипенко и предложила разрисовать подпорную стенку, где появилось граффити девушки у самолета. Я поддержал эту инициативу, и мы провели фестиваль граффити, организаторами которого выступили Елена Довгань и Любовь Курусева. Раньше, кстати, такие фестивали тоже проходили, грузовики разрисовывали. А насчет «убогость закрашиваем» - всему свое время. За день все проблемы не решить. Красивые картины и новым домам не помешают.

- Вы еще толком не успели обосноваться в губернаторском кабинете, а на вас уже было немало нападок в Интернете. Нам издалека трудно судить, насколько они оправданы. Но все же создается впечатление какой-то организованной информационной атаки. Может быть, это местные элиты, для которых вы варяг, пытаются вас таким образом дрессировать, показывая, кто настоящий хозяин Камчатки, что с ними нужно считаться?

- Не думаю, что это какие-то межэлитные разборки. Понятно, что люди разные. Я провел довольно сильные изменения в правительстве, конечно, будут обиженные. Но так скажу: основная экономика на Камчатке связана с рыбой. Со всеми рыбопромышленниками у меня хорошие, ровные, равноудаленные отношения, при этом очень рабочие и конструктивные. А дальше история покажет, как будут складываться отношения. Моя главная задача — консолидировать элиты ради повышения благосостояния жителей Камчатки. У меня нет других задач и какой-то другой аффилированности. Такая государственная позиция позволяет мне выступать консолидирующим элементом.

- Общаясь с местными, отметили, что люди массово хотят уехать с Камчатки. Они ставят в вину властям то, что чиновники, в том числе члены правительства края, все имеют недвижимость за его пределами. То есть здесь они просто зарабатывают деньги, пенсион. Но поскольку их дети жить на Камчатке не будут, то и делать для нее ничего стратегического они не хотят.

- Согласен. Опять же Якутия, всегда об этом говорил, это пример укорененности населения, жители республики очень держатся за свою землю. К сожалению, здесь на Камчатке такого нет. Причины разные: низкое качество жизни, Камчатка осваивалась в свое время вахтовым методом, то есть здесь почти все пришлые, если не сами, то их родители. Здесь не только у чиновников, у очень многих психология временщиков. Моя задача — ее переломить, показать в первую очередь молодежи, зачем нужно оставаться на Камчатке — чтобы реализоваться, сделать крутые вещи.

Чемоданное настроение — это главная наша проблема. Очень большой отток с Камчатки даже не в количестве, а в качестве. К сожалению, уезжают лучшие. Я же хочу, чтобы лучшие оставались и приезжали к нам со всей страны.

Наши в городе

- Судя по вашей команде, в Якутии немало лучших работало...

- Действительно, я пригласил на должность заместителя председателя правительства края Евгения Чекина — такое немного нестандартное решение, поскольку он был моим предшественником на посту председателя правительства Якутии. Считаю его очень сильным профессионалом и рад, что Евгений Алексеевич согласился на мое предложение. Будучи заместителем полпреда в ДФО, неоднократно с ним сталкивался, так что мы были знакомы еще до моего приезда в Якутию.

Еще один заместитель председателя правительства Камчатки Сергей Миронов был у меня советником в Якутии. Он и сюда приехал ко мне советником с последующим назначением в правительство. Анна Барашкова руководила моим секретариатом в Якутии и сейчас руководит моим секретариатом, но уже губернатора Камчатского края. Это основные, кого я пригласил из республики Саха. Я пригласил в свою команду еще несколько человек с Дальнего Востока, из Хабаровска очень сильный у меня министр цифрового развития Николай Киселев. Кого-то, недооцененных людей нахожу внутри системы. Министр по туризму Наталья Максименко победила в открытом отборе на государственные должности.

Очень интересные результаты отбора были по директору природного парка «Вулканы Камчатки». К нам приехала крутейший специалист Любовь Тимофеева, я очень доволен. Еще целый ряд людей... И мы будем продолжать практику открытого отбора. Мы запустили кадровый портал, на котором любой человек может подать свою заявку. В первую же ночь 700 человек подали резюме, причем анкету нужно было заполнить довольно сложную. 700 человек за одну ночь со всей России! Это наш кадровый резерв.

- Что удалось внедрить и что планируете сделать из того, над чем работали в Якутии?

- Первый открытый отбор на должности я организовывал как раз в Якутии. Также по подобию Oneklick-Якутск мы создали программу «Камчатка в порядке», в которой каждый житель может подать жалобу, инициативу, информацию, и они находят быстрый ответ.

- Камчатских чиновников на такси пересадили — это же тоже в Якутии обсуждалось...

- Там хотел пересадить в такси представительство республики в Москве и Владивостоке. На Камчатке, кстати, это была не моя инициатива, а предложение аппарата правительства, которое я поддержал.

- Вы разгадали менталитет камчатцев?

- Нельзя сформулировать менталитет камчатцев, москвичей или якутян. Для меня главное качество жителей Камчатки — неравнодушие. Они могут быть суровыми, грубоватыми, но они неравнодушные и очень искренне любят свой край. Это главный ресурс, на котором можно строить благополучие региона.

- Неравнодушные, любят свой край, но хотят уехать?..

- Это менталитет жителей Камчатки. Моя задача сделать здесь жизнь такой, чтобы они захотели остаться.

- Нам говорили, что лишь в третьем поколении рожденные здесь могут называть себя настоящими камчатцами.

- А мне говорили, что когда получаешь полную северную выплату через пять лет, то считай, местный. Здесь очень мало живет людей в третьем поколении.

- Вчера администратор в ресторане признался, что сам из Нижнего Новгорода, но, приехав на Камчатку, влюбился в край и решил здесь остаться. Таких примеров много?

- Таких типичных историй здесь очень много. Родители приехали геологами, геодезистами, моряками. В советское время по распределению приезжало много врачей и учителей, и они здесь остались. Большое количество военнослужащих и членов их семей — ведь у нас стратегический регион.

- Говорят, военные инвесторов от Камчатки отпугивают — слишком много всякого рода пограничных ограничений.

- Это явно преувеличено. Есть закрытые военные зоны, но не могу сказать, что главные проблемы с инвестклиматом из-за них. Проблема из-за того, что чиновники не умеют работать, а некоторые хотят «зарабатывать» на своей должности...

- Мы обратили внимание на то, что местные очень грамотно, без слов-паразитов говорят по-русски. Причем не важно, это рабочий с завода, предприниматель или продавец.

- Объяснение выше: большая часть жителей — это потомки советской интеллигенции либо активные горожане не в первом поколении. Это наш большой ресурс — образованные интеллигентные люди.

- Владимир Викторович, не редко приходилось слышать жалобы на камчатское здравоохранение. Из того же Вилючинска по любому поводу нужно ехать час на автомобиле в Петропавловск, чтобы получить более-менее квалифицированную медпомощь. Вроде бы медицинские базы создаются, а специалистов для них катастрофически не хватает.

- Проблема даже не в количестве врачей, а в дисбалансе. Педиатры, к примеру, большой дефицит. А каких-то других специалистов, с точки зрения статистики, избыток. Но и в целом на Камчатке очень обветшавшее здравоохранение. В Якутии в сравнении с нами здравоохранение очень сильное и современное.

- Население в три раза меньше, площадь - в восемь раз. Не тесно после Якутии?

- Все равно Камчатка — огромная территория, перед которой стоят амбициозные задачи. Глубоко убежден, что здесь вызовы очень интересные, и дело не в количестве людей.

- Не будем вас больше задерживать. Спасибо, что нашли время для встречи. В вашем голосе чувствуется усталость.

- И не говорите. Две недели сплю по три часа. Сначала по камчатскому времени отрабатываешь. Сейчас у нас полшестого вечера. Через полчаса проснется Москва, пойдут первые ВКСы. Потом еще какие-то задачи нужно будет решить.

- И последнее: когда впервые мы встретились в Якутске, вы говорили, что вам удобно работать вторым номером. Теперь вы первый... Не страшно?

- Да, сейчас вся ответственность на мне. С большим удовольствием вспоминаю работу в команде с Айсеном Сергеевичем (Айсен Николаев — глава Якутии — прим.ред.). Пользуясь случаем, хочу поблагодарить за то, что в свое время он пригласил меня. Я ни одного дня не пожалел, что согласился перейти на работу в Якутию. Хотя решение для меня было очень сложное. Нам многого удалось достичь, не всего, чего хотели. Но не все зависит только от нас. Очень тепло вспоминаю нашу команду. Передавайте всем привет в Якутии. А насчет страшно, не страшно... глаза боятся, а руки делают.
 

Из кабинета губернатора мы без предупреждения заглянули еще к одному бывшему нашему — ныне зампреду правительства Камчатки Евгению Чекину. Поначалу он смотрел на нас как на призраков. Но об этом в следующей публикации ТайгаПост.

Источник ТайгаПост

Здесь начинается Россия. ТайгаПост о Камчатке с любовью

 

Опрос недели

Поддерживаете ли вы неприкосновенность экс-президентов РФ и членов их семей?