Вы здесь

Тайные мотивы уголовного дела охотника-эвенка

На фото: Степан Пахомов

15 февраля 2021 в 12:38Рубрика: Задело

После публикации ТайгаПост В Якутии хотят судить эвенка за охоту, без которой он жить не может в редакцию пришло письмо от супруги Степана ПАХОМОВА. Женщина рассказала, что, по ее мнению, стало причиной уголовного преследования охотника. Считаем, что ее точка зрения тоже должна быть услышана.

Ирина СПИРИДОНОВА (Пахомова), жительница села Хатыстыр Алданского района:

"Мой муж Пахомов Степан Егорович – эвенк, коренной житель Беллетского эвенкийского национального наслега Алданского района Республики Саха (Якутия), почти год является фигурантом уголовного дела по статье «Незаконная охота». Главным заявителем стал его «друг», старший участковый уполномоченный полиции Кириллов Николай Александрович.

А ведь когда-то Степан действительно считал Николая своим другом. Угощал его мясом, рыбой, помогал в строительстве частного дома, по низкой цене построили с нашим зятем личный гараж, за который Кириллов до сих пор полностью не расплатился. Этот гараж и стал «яблоком раздора». Степан разочаровался и перестал общаться, удалил даже номер из телефона.

10 марта 2020 года, когда Степан возвращался с охоты, он был задержан сотрудниками полиции. С ним были два земляка, которые помогали в погрузке и перевозке разделанной добычи. Ехали на двух машинах. В 30 километрах от поселка Ленинский, в районе участка «Подгаличный» ПАО «Селигдар» их остановил участковый Кириллов Н.А. с двумя сотрудниками ГИБДД. Без предъявления каких-либо обосновывающих документов они приступили к обыску автомобилей, на словах проговорив, что проводят рейдовые мероприятия. Предоставленные документы, доказывающие отношение к коренным малочисленным народам Севера – эвенкам, полицейскими были проигнорированы. В ходе осмотра у Степана были изъяты: 2 туши убитых животных - лосей, снегоход «Буран», сани-волокуши, ружье, сумочка с патронами из 19 штук, бензопила, охотничий нож, сотовый телефон. Телефон Кириллов забрал обманом, попросил позвонить и не отдал. Впоследствии участковым было использовано содержимое телефона. На основании имеющихся там фотографий были оштрафованы знакомые Степана.

Степан – потомственный оленевод и охотник. Эти земли – его малая родина, являются территорией традиционного проживания и хозяйственной деятельности семьи Павловых-Пахомовых. Здесь жили его предки. Он родился там и вырос, работал оленеводом, охотился. Даже сейчас там находится оленеводческое стадо ОАО «Хатыстыр», где живет его родная сестра и племянники, куда он постоянно ездит. Охота Степана для нас единственный источник пропитания. Несколько раз, ввиду моей настойчивости он устраивался на работу в разные места, но долго не задерживался. Дитя природы, таежная жизнь у него в крови, и мне пришлось смириться с этим.

Статья 19 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" гласит:

-         Охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется свободно (без каких-либо разрешений) в объеме добычи охотничьих ресурсов, необходимом для удовлетворения личного потребления.

-         Продукция охоты, полученная при осуществлении охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности, используется для личного потребления или реализуется организациям, осуществляющим деятельность по закупке продукции охоты.

Начатое уголовное преследование главы семьи было как гром среди ясного неба. Мы и предположить не могли, что за добытое мясо привлекут к суду. А когда узнали, какой огромный штраф могут вменить, вообще растерялись, не знали с чего начать. За одну особь лося самое мягкое наказание – штраф в размере до 500 тысяч рублей или в размере дохода осужденного за период продолжительностью до двух лет!

«За что, Коля?» - с таким вопросом мы несколько раз звонили Кириллову. Он ведь всегда знал, где и как охотится муж. «Тема охраны природы сейчас очень актуальна. Это будет уроком, что нельзя охотиться на этой территории без соответствующих документов». «На этой территории ваши льготы не действуют». «Ничего страшного, заплатите небольшой штраф. Главное, заплатить надо как можно быстрее. Тогда уголовное дело закроют до суда». Хотя первоначальный ущерб оценили на 160 000 рублей, «друг» говорил о 20-30 тысячах. «Когда со мной дружил, всё было нормально. Пусть делает выводы». Вот такие ответы мы услышали.

Помощь пришла в лице земляка Джулустана Сидорова, который сначала стал общественным защитником, затем при избрании на Главу наслега – официальным доверенным лицом Степана. При его содействии в дело вступились народный депутат Ил Тумэн РС (Я) Елена Голомарева, уполномоченный по правам КМНС РС (Я) Лена Иванова, первый вице-президент АКМНС РС (Я) Любовь Христофорова. Благодаря их вмешательству и грамотной юридической поддержке адвоката Александра Михайлова, 29 июня в досудебном порядке уголовное дело и уголовное преследование было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Однако наша радость была недолгой, прокуратура возобновила расследование. Опять потянулись бесконечные дни ожиданий и тревог, сменился ни один следователь.

27 ноября 2020 года Степану наконец-то выдали снегоход и сани-волокуши. Остальное имущество по сведениям нового следователя было выдано до этого, что не соответствовало действительности. По устному обращению мужа на завтра, 28.11.2020г., выдали  бензопилу, охотничий нож, сотовый телефон, а 2 декабря 2020 года – ружье. Сумочки с патронами из 19 штук не оказалось. На вопрос следователя о патронах Кириллов Н.А. не смог ответить. Это грубейшее нарушение со стороны полиции – пропал вещдок, да еще какой! Как мы и предполагали, мясо не отдали, прошел почти год – скорее всего, испортилось. Но… где подтверждающие документы? Акт передачи мяса на хранение частному лицу (как утверждает участковый), Акт признания непригодности мяса (опять же, как утверждает участковый)?

29 ноября 2020 года следственные органы вынесли повторное постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования. Но прокуратура повторно отказала.

Почти год Степан не охотился, и наша семья всё это время была без традиционного питания. Он тяжело переживает такое положение дел, мы стараемся поддерживать его, чтобы не впал в отчаяние. 15 декабря 2020 года после очередного допроса у следователя, муж не сдержался и выпил спиртное. Вечером около 18 часов через знакомого Степана по телефону его пригласил на беседу старший помощник прокурора Алданского района Мулдуянов Анатолий Геннадьевич. Муж пояснил, что находится в нетрезвом виде и не может явиться. Но пом.прокурора настоял на незамедлительной явке. Разговор был недолгим, Степан ничего нового для себя не услышал. Не успел он выйти из здания прокуратуры, как к нему подъехала патрульная машина полиции и его забрали, указав, что он находится в нетрезвом виде в общественном месте. На него был составлен протокол об административном правонарушении, где написано дословно: «Возле дома №7 по улице Ленина г. Алдан гражданин Пахомов С.Е. находился в состоянии алкогольного опьянения, что выражалось шаткой походкой, невнятной речью, резким запахом изо рта. Тем самым, гражданин Пахомов С.Е. оскорбил человеческое достоинство и общественную нравственность». Сразу хочу уточнить, что адрес задержания отмечен неверно, прокуратура находится по Пролетарской улице, дом 15. Сказать, что Степан был удивлен, мало. Хорошо, что, выйдя из здания, он сразу же позвонил Джулустану Сидорову. И вот так, с включенным телефоном он сел в машину, а Джулустан Витальевич невольно стал свидетелем происходящего. На прямой вопрос о «наводке», сотрудник полиции ответил, что к ним поступил телефонный звонок. Затем его отвезли на освидетельствование и, угрожая задержанием на 15 суток, заставили пройти.

Для чего вся эта «комедия»? Чтобы «подловить» Степана на втором административном деле. Две «административки» до 27 марта 2021 года  дают полиции право аннулировать разрешения на оружие и изъять все имеющиеся ружья.

С грузом вины Степан уехал в тайгу к другу. И приехал только накануне Нового года. Оказалось, был пропущен срок на обжалование протокола. После каникул, 13 января 2021 года подали жалобу в Алданский районный суд. 18 января 2021г. узнали, что документ передан в Мировой суд. Прошел месяц, разбирательств по делу нет, штраф в 500 рублей «висит».

Надо заметить, что от действий старшего участкового уполномоченного полиции Кириллова Николая Александровича пострадало много жителей как в селе Хатыстыр, так и в селах Угоян и Кутана. Он систематически проводит рейды и задерживает эвенков в тайге. Мы считаем, что полицейский слишком предвзято подходит к своим обязанностям, не учитывает особенности законодательства в отношении коренных малочисленных народов Севера. А также считаем, что Кириллов Н.А. строит свою карьерную лестницу и получает поощрения за счёт уязвимого слоя общества - оленеводов и охотников, представителей КМНС.

Дело Степана вскрыло проблему взаимоотношений эвенков и власти в Алданском районе, выявило проблему борьбы за право ведения традиционного хозяйства в местах, где веками жили наши предки. Теперь, спустя почти год, Степану хотят предъявить обвинительное заключение. Мы всё же верим, что  справедливость восторжествует, и надеемся на защиту наших законных и конституционных прав коренных малочисленных народов Севера.

Источник: ТайгаПост

 

Опрос недели

Как вы относитесь к возвращению вытрезвителей?