Вы здесь

Рождение и гибель одного проекта

12 октября 2020 в 17:34Рубрика: Акценты

 По разнообразию и добыче полезных ископаемых Якутия, бесспорно, самая богатая республика РФ. Тут и золотые слитки, случается, с неба падают, и алмазы из трусов сотрудников АЛРОСА…

Кроме шуток, богатейший регион. Но вот парадокс — дотационный.  

          Часть промышленных корпораций, которые находятся на территории Якутии, обогащают не ее и не несут существенных убытков от загрязнения ее земель и рек. Менделеевская таблица недр медленно, но верно переходит в руки сторонних хозяев, с нашей же стороны привычно ведется радостный подсчет бус… простите, спонсорских мелочей. Администрация полуколониальных фирм появляется здесь не чаще январского солнца. Генералитету удобнее заседать в Первопрестольной, где прокручивается добрая доля прибыли от добытого в республике.

          А Москва кур не доит. Она доит регионы, лишая их возможности к развитию и преуспеванию.

Времена не выбирают.

В них живут и… вышибают

          Экономист-регионовед Н.В. Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики, считает, что при нынешней модели распределения трансфертов «…регионам не надо стараться развиваться, им надо вышибать деньги из федерального бюджета».

          В виде дотаций в республику возвращается плюс-минус около трети ее же бюджетного сбора, еще и этот минимум грозятся ужать. Всем давно понятно: условия искусственно созданной несамостоятельности не благоприятствуют возникновению в республике собственных производств. Но людям где-то надо трудиться, а с наличием рабочих мест в Якутии всегда было туго. Спасибо хоть заезжее начальство согласилось брать на вахту энное количество якутян… Между тем завершается процедура банкротства ООО «Технологии базальтовых материалов» (ТБМ) — местной проектной компании, которую Агентство стратегических инициатив называло лидером в своей области. Лидеру не дали развиться, хотя на перспективном, увеличенном со временем производстве могла трудоустроиться не одна сотня человек.

          Неизвестно, кому достанутся основные средства проекта, созданные на республиканские инвестиционные деньги… Но что же произошло? Криминал, как это часто у нас случается? Кто и что поимел (вышиб) для себя?

          Нет, в данном конкретном случае сама власть вышибла предприятие из курса на социально-экономическое развитие республики.  

Идеи приходят, когда мы в них нуждаемся

       …Представьте современный промышленный комплекс, который способен выдавать продукцию, не уступающую мировым стандартам, используемую во множестве отраслей. Причем запасы дешевого сырья вот они, под ногами, неиссякаемые для расширения нового производства. Талантливая молодежь направляется на обучение в ведущие научно-производственные структуры. Группа исследователей проводит работы с различными сортами материала. На предприятии трудятся тысячи якутян. Прогрессивное развитие хозяйства с годами позволяет персоналу зарабатывать отличные дивиденды для себя и республики. Визитную карточку бренда узнают в других странах, куда экспортируется продукт, изготовленный по новейшим технологиям. Иностранные бизнесмены рвутся в Якутию, желая воочию ознакомиться с рабочими процессами единственного на Дальнем Востоке уникального производства…   

          Не будьте же скептиками! Прекрасная мечта, правда? Идея известного в республике общественного деятеля, ученого-математика, энтузиаста и патриота. Да и не совсем фантастическую мечту лелеял Егор Жирков! Она могла и, по страстному его убеждению, должна была воплотиться в реальность.

От задумки к менеджменту

          Президент Вячеслав Штыров, склонный к технократическому пути развития республики, поддерживал творческую инженерную мысль, поэтому Егор Петрович был уверен: глава одобрит инициативу. Так и вышло. Начинание превратилось в новый республиканский проект.

          В 2009 году по решению Штырова инвестиции в размере 522 миллионов рублей предоставило АО «РИК». Производственный комплекс — ООО «Завод базальтовых материалов» (ЗБМ) — материализовался в рекордно короткие сроки. Через полтора года, в мае 2010-го завершив пуско-наладочные работы, завод ввели в эксплуатацию. Увлеченный новым делом коллектив инженеров и рабочих, больше 200 человек под руководством гендиректора-основателя, освоил оборудование и технологию по изготовлению базальтовых плит.

          Если сигнальный план выпуска и реализации не отважился перемахнуть выше 37 тысяч плиточных кубометров, то за 2014 год (последний год директорства Жиркова) объем выпуска продукции достиг 102 тысячи куб. м. «Сахабазальта». С превышением проектной мощности завод укутал теплом своих «одежек» солидное число многоэтажных домов, не говоря о частных. Рентабельное производство базальтовых утеплителей держалось на уровне 5-5,7% от продаж в каждом рубле выручки. ЗБМ вышел на валовую прибыль в размере 80 млн. руб. при выручке 422 млн. руб. (2013 г.) и 82 млн. руб. при выручке 482 млн. рублей (2014-й).

          Второй инвестиционный проект — ООО «Технологии базальтовых материалов», дочерняя компания РИК — стартовал также обнадеживающе. Представленный на совещании при президенте в 2010 году, проект был признан «перспективным и инновационным направлением для Республики Саха (Якутия) и Севера России, обеспечивающим эффективное ресурсо- и энергосбережение, нацеленным на технологический прорыв и модернизацию средств производства строительных материалов».

          На этот проект были использованы средства не только из республиканского кошелька. 100 миллионов повезло выиграть в Российском Банке развития (льготный кредит под восемь процентов годовых), 250 млн займа удалось привлечь из РОСНАНО. В итоге республика посредством РИК инвестировала 600 миллионов, федеральные структуры — порядка 500.

          Предприятий, специализирующихся на базальтовом сырье, в РФ тогда было на пальцах пересчитать. Потуги создания подобного комплекса на Дальнем Востоке претерпели крах. Якутский проект ТБМ, громко заявив о себе, оказался в первой тройке кандидатов в ТОР (территорий опережающего развития).

          В июле 2012 года состоялся пилотный запуск непрерывной базальтовой нити — выигрышного с коммерческой точки зрения продукта. Недаром материалы, созданные на основе базальтового волокна, называют «изделиями XXI века», ведь их эксплуатационные характеристики превышают аналоги в сферах промышленного и гражданского строительств, а возможности использования еще требуют глубокого изучения.

          В декабре того же года новая линия начала выпускать базальто-композитную арматуру. Попутно осваивались технологии армирования бетонных растворов для придания им приемлемой прочности в условиях низких температур. Специалисты-технологи проводили испытания расплавов базальтовых диабазовых пород, разрабатывали собственные конструкторские подходы к изготовлению изделий. Хотелось добиться их лучшего качества, энергоемкости, привлекательного вида. Первые покупатели по достоинству оценили экологичную, не поддающуюся коррозии базальтопластиковую арматуру, едва товар местного производителя появился на рынке.

Что имеем — не храним

          Мечты, казалось, сами летели к чему-то такому новому, чего пока не изобрел никто… Но технаря Штырова, который целенаправленно поддерживал проект, сменил «аграрник» Борисов. Якутский истеблишмент уже два года как плясал под сельскохозяйственную дудку, и промышленная тема впала в немилость РИК. Базальтовые «дочки» перешли на положение падчериц.

          Вначале Егора Петровича «попросили» с должности генерального директора ООО «ЗБМ». И началось… Лабильные СМИ, недавно хором певшие ему осанну, с подначки известных лиц дружно растиражировали о нем сплошной негатив с приставкой «не»: «неэффективный менеджер», «неумелый руководитель». Все мгновенно запамятовали, что именно Жирков поднял производительность завода базальтовых утеплителей.

          Второй проект предстал в газетном зеркале пассивным потребителем государственных средств. На форумах соцсетей поползли мерзкие домыслы типа «Закачали бабло в частную шарашку». Упорно распространялись слухи, будто ООО «ТБМ» принадлежит лично Егору Петровичу.

          Опала этой проектной компании на первый взгляд выглядела закономерной, ведь запускалась лишь пилотная часть задуманного производства. Но любой эксперт вам скажет, что вложенные в производство суммы не могут «отбиться» со скоростью антилопы, бегущей по саванне от льва. Тут счет времени другой, вегетарианский. Называется это время «инвестиционным периодом» и длится обычно от срока вклада в проект до выхода на производственную мощность и этап  сертификации, затем — на реализацию продукта. Понятливые инвесторы толерантны к тому, что приходится ждать и четыре года, и дольше, прежде чем новое производство заработает в полную силу и начнет выдавать дивиденды. Однако и от вкладчиков ожидается выполнение инвестиций в договорном объеме. Между тем в ТБМ были внесены 1 миллиард 100 миллионов рублей, а недофинансирование составило 300 миллионов, что сказалось на реализации проекта. Попытки привлечь дополнительные ресурсы не возымели действий — в декабре 2014-го грянула девальвация рубля.

          …Лярд с «хвостиком»! Наверное, кто-то из вас возмутился: не слишком ли роскошно для предприятия, пусть хоть трижды инновационного?! Кто-то уже наклонился за камнем…

          Бросайте-бросайте! Но сначала попробуйте прикинуть, сколько вообще нужно денег на столь трудоемкий старт-ап.    

Приведу для сравнения суммы, которые примерно в то же время затратили на идентичный проект уважающие себя регионы: Казань — 3 миллиарда 300 млн рублей; Сибай (Башкортостан) —  3 млрд 500; Гуково (Ростовская область) — 4 млрд 16 млн; Липецкий завод — 19 с половиной миллиардов.

          Не знаю и знать не хочу, обсуждали ли тамошние жители в соцсетях тему возможных «откатов», хищений и прочих манипуляций, связанных с заводами и их основоположниками. Хочу думать, что люди радовались новому производству и новым рабочим местам, а руководство регионов — развитию промышленной инфраструктуры.

          В последние годы российский рынок все увереннее пополняется производителями современной теплоизоляции. Тренд стал «модным», увеличивается и мировая потребность в изделиях из базальта.  Ведущие зарубежные компании уже не в силах удовлетворить спрос…

          А что с креативом Жиркова происходит здесь и сейчас?

          ООО «Завод базальтовых материалов» продолжает работу. Каменные дома по-прежнему облачаются в плиты марки «Сахабазальт». Но, несмотря на пиар и бодрые заверения нынешнего начальства об «оздоровлении» предприятия, положение его при «эффективном» кураторстве РИК в последние годы только ухудшается. Объем продукции, вместо того чтоб расти, неуклонно падает: выручка составляет 300 млн. рублей, выпуск снизился до 70 тыс. куб. м.

          Что касается ООО «Технологии базальтовых материалов», ради дальновидных целей которого все затевалось, то его больше нет.

Преднамеренное банкротство

          Бизнес сегодня ориентирован на заемные средства. При нехватке мощностей оплачивать счета каждый месяц трудно, производитель обычно отдает сумму в конце квартала, а иной раз и года. Но будь он трижды уверен, что справится с этой задачей, кто-нибудь со стороны может при желании уничтожить даже успешное предприятие. Любое юридическое лицо несложно обанкротить из-за не перечисленного свыше трех месяцев долга кредита или займа.

          В 2015 году у ТБМ образовалась задолженность Уральской компании — семь с половиной миллионов рублей, накопившиеся за четыре месяца. Сумма для предприятия вполне разрешимая, но тут возникла абсурдная ситуация: АО «РИК» перекупило долг и инициировало банкротство созданного им завода. То есть, акционерное общество неожиданно выступило зачинщиком убийства своей «дочки», недоношенной из-за того, что само же не полностью выполнило инвестиционное задание.

          Из словаря: «Объективное банкротство — момент, в который у компании размер совокупных обязательств перед кредиторами превысил реальную (рыночную) стоимость активов».

          В ТБМ подобного не наблюдалось. Сумма долга уральцам, повторю, была незначительной по сравнению с вложенными в проект инвестициями, оплачивались налоги, проценты по кредитам и зарплата работникам. Значит, если банкротство не было объективным, его можно считать умышленным?..

          В начале зимы 2015 года руководство РИК настояло на введении процедуры банкротства. К концу того же года балансовая стоимость основных средств проектной компании ООО «ТБМ» составила 1 миллиард 200 миллионов рублей. Общая сумма обязательств по займам и кредиту была значима.

Спасти нельзя ликвидировать

          В правительстве начались совещания, как избежать банкротства ТБМ. Председатель Г.И.Данчикова склонялась к недопущению конкурсного производства. Поступило предложение обратиться к Внешэкономбанку, выделявшему на аналогичные виды деятельности сто миллиардов рублей. Если бы он стал основным кредитором, то перекупил бы все займы, включая республиканские. Но руководство РИК, прекрасно об этом осведомленное, отказало в поручительстве. 

          Дофинансировать ТБМ могло Агентство стратегических инициатив. Оно, кстати, само провело экспертизу проекта и само его оплатило. Но и тут с поручительством регионального финансового института случилась осечка.

          Российский фонд прямых инвестиций вызвался выкупить проект целиком, чтобы масштабировать завод на весь Дальний Восток. Увы — РИК уперлась крепко. Отклонила компания и такой приемлемый выход, как консервация проекта до лучших времен.

Рассматривалось, наконец, вхождение в ТОР — завод стоял в первой тройке потенциальных кандидатов, однако правительство во главе с Ил Дарханом отчего-то не поддержало вступления в зону опережающего развития. (Правду сказать, известно, отчего. Причина была банальна: просто Егор Жирков не входил в число фаворитов Егора Борисова.)    

          Министерство имущественных и земельных отношений по логике должно было бить во все колокола, чтобы предотвратить потерю инвестиционных республиканских средств, но предпочло избрать позу страуса.

           С акционерами на Совете директоров АО «РИК» вопрос о банкротстве не решался. Распорядились судьбой предприятия двое: глава республики и гендиректор РИК.

Первым делом шопинг?

          В общем, компания, в которую, минуя бюджет, закачивались крупные суммы от продажи значимых для республики объектов («Якутуголь», «Эльга-Уголь» и др.), не озаботилась оправданным возвращением затраченных на завод средств. Впрочем, ей не раз доводилось лишаться крупных сумм. Навскидку припоминаются несколько крупных промахов РИК в жонглировании государственным капиталом.

          Чтобы вернуть инвестицию размером в 700 млн рублей, «застрявшую» в «Национальном Республиканском банке», компания влила в безвестную юридическую контору «Чайка» (сиречь в гонорары юристов) еще несколько сот миллионов. В итоге банк испарился, «Чайка» улетела на неизвестные юга вместе народными деньгами.

          Санкт-петербургское ЗАО «Оптоган», занимавшееся светодиодами, вообще не имело к Якутии никакого отношения. Из каких таких выгод РИК сошлось в согласии инвестировать чужую фирму на пару с РОСНАНО — тайна сия велика есть. Но не повезло ни нам, ни гиганту: диоды приказали долго светить, и почти миллиард республиканских средств канул в Неву… то бишь в Лету.

           По-видимому, архиважным показалось инвесторам явление народу торгово-развлекательного комплекса «Туймаада», куда был вбухан миллиард от реализации акций «Якутугля», отошедшего глобальной группе «Мечел». В связи с заполонившими Якутск ТРК закрадывается подозрение, что кто-то сильно переоценил желание якутян развлекаться шопингом в очередном супермаркете, построенном в счет денег за утраченное республикой достояние…

Умом властей нам не понять

          Арбитражный суд пошел у РИК на поводу, хотя долг завода в дни проведения судебных заседаний был погашен. Часть средств Егор Петрович внес из собственного кармана. Воззвания к главе и правительству о том, что из-за банкротства предприятия республика потеряет свыше миллиарда, были проигнорированы.

          Ни одной тысячи на предприятии не пропало зря — факт, подтвержденный тринадцатью проверками различных ведомств, в том числе контрольно-счетной палатой, налоговыми и правоохранительными органами. Ревизии, надо сказать, были очень дотошные. Искали полгода и никаких злоупотреблений не нашли.

          Но вот кто бы проверил, почему внешний управляющий, чей кабинет находится в здании РИК (основного участника в уставном капитале), начала процедуру торгов с многократно заниженной оценкой активов? Почему объекты современного строительства разбазариваются по дешевке? Весь комплекс незавершенного строительства ООО «ТБМ» — 761 млн руб. по бухгалтерской балансовой стоимости, с пятью гектарами Вилюйского тракта — ушел на предновогодних торгах за 40 миллионов!                 Конкурсный управляющий не могла предпринять такие шаги без согласования с руководством РИК. Ну никак, никак не могла!

Таким образом, основные созданные средства, включая земельные участки, достались частному лицу. Второй участник торгов, «РИК Плюс», проиграл, предложив сумму на два миллиона меньше, что более чем странно (если не сказать «подстроено»). Не надо гадать на кофейной гуще, чтобы понять: победитель торгов — перекупщик, поскольку подобное производство никто уже не собирается здесь осваивать.

          Очень интересно, кто же далее, по цепочке, за какую сумму приобретет имущество, принадлежавшее республике? И еще: неужели Министерству имущественных и земельных отношений, а также Правительству совершенно до лампочки судьба республиканских инвестиций?

Инициатива наказуема

          Итак, процесс банкротства ООО «ТБМ» находится на завершающем этапе конкурсного производства. Классический вопрос «Кто виноват?» в этой ситуации имеет два варианта ответа: либо инвестиционная компания, либо бывший гендиректор.

Отводя от себя обвинения, РИК поспешила подать в Якутский Городской суд иск к Жиркову с требованием вернуть деньги, за которые он, как руководитель завода, в свое время подписался в поручительстве на займ от РИК Плюс. Займ, который одобрил Совет директоров, состоящий из министров (или их замов), ведь это они проголосовали за одобрение решения руководства республиканской власти.

          Внимание: иск был подан в последний день срока, указанного в договоре поручительства. Через день, 30.06.2017 г. РИК Плюс потеряла право требования взыскивать с поручителя сумму займа — 468 миллионов рублей — сумму со всеми некорректно насчитанными штрафами и пенями (изначальный долг — 350 миллионов). Потеряла, но от взыскания не отказалась.

Опусы и бонусы

          Не секрет, что повсеместно бытует формальная практика, когда руководитель выступает поручителем предприятия. Но вы вряд ли найдете руководителя, не замеченного в коррупционных схемах и уводах активов, от которого требовали бы вернуть республиканскую инвестицию.

          Подпись со стороны Егора Петровича не подкреплялась ни деньгами, ни личным имуществом, однако была оценена очень высоко — в те самые 468 миллионов. То есть, вещь нематериальная — репутация поручителя — неожиданно обрела финансовый статус.  (В связи с чем невольно припоминается случай, когда некий истец на судебном процессе лично оценил свои честь, достоинство и деловую репутацию в один рубль.)

           Достаточно полистать решения судов, ознакомиться с дезинформацией некоторых СМИ, — словом, приобщиться к нелепостям, наверченным вокруг темы ТБМ, как возникает убеждение, что авторам этих опусов напрочь отказало чувство реальности. Так и хочется крикнуть: вы хоть понимаете, что проект не частный? Что Жирков — не хозяин, а наемный руководитель, исполнительный менеджер собственности, принадлежащей республике? По слогам для особо непонятливых: ме-не-джер…

          Да, Егор Петрович представлял фирму, выбранную в качестве проектной компании «Базальт — новые технологии».  Но власти сами приняли решение начать и продолжить ее реализацию. РИК было поручено профинансировать проект и нести ответственность за результаты вложений, а она почему-то пожелала «зарезать» его, несмотря на предложенные — оптимальные и даже выигрышные! — планы на спасение. В результате потеряла республиканские средства… Или кому-то было неважно, что утратит республика, а важнее, кто приобретет для личного обогащения? Ну и плюс бонус для сатисфакции: пусть Жирков, человек «не из обоймы», узнает, каково это — высовываться со своими инновациями!

Сколько стОит репутация судьи?

          С новой сменой власти ничего не изменилось. Если предыдущий глава преуспел в продаже и ликвидации некоторых предприятий, то нынешний избрал тактику  невмешательства. В конце концов, спасение утопающих… и далее по тексту.

Егор Петрович — не фигурант уголовного дела, нахапавший нетрудовых доходов, не олигарх и тем паче не член Совета Федерации. Никакой отдельно взятый руководитель компании не способен и не должен отвечать за действия или бездействие руководства РИК, за решения каких-либо других инстанций и чьи-то интриги.

          Всем участникам процесса предельно ясно: положительное решение априори не может быть исполнено, однако травля продолжается. Неизвестно, страдает ли судья от идиотизма, в который втравило его руководство РИК, но что в случае вступления решения в законную силу пострадает судейский авторитет… то есть реноме — сомнению не подлежит.

Продолжение следует

Источник: Виктория ГАБЫШЕВА, https://dnevniki.ykt.ru/

Опрос недели

Примете ли вы 1 июля участие в голосовании по внесению поправок в Конституцию РФ?