Вы здесь

После гибели рабочего на Нерюнгринской ГРЭС пытались подделать документы

09 сентября 2019 в 18:08Рубрика: Задело

«Они убили моего мужа, они за это заплатят» - вдова

«Хотите, подавайте в суд», - так руководство Нерюнгринской ГРЭС отреагировало на просьбу вдовы работника предприятия о выплате ей моральной компенсации.

«Моему мужу не было и 30 лет. На Чульманской ТЭЦ (филиал НГРЭС – ред.) он проработал полтора месяца плотником. И вообще не должен был заниматься чисткой котлов. Его направили на выполнение этой работы без какого-либо инструктажа. Никто не убедился, остыл ли котел. И когда из него полетел шлак, муж оказался под ним», - рассказала ТайгаПост вдова Юлия Богоутдинова.

Днем 13 мая 2019 года на Чульманской ТЭЦ произошла трагедия. Во время чистки котла погиб один рабочий, серьезные травмы получил второй. Следственный комитет убедился в том, что работы выполнялись с грубейшими нарушениями техники безопасности. Стоит ли теперь удивляться, что на объекте повышенной опасности произошла авария. Если бы ответственные лица хоть немного думали о своих работниках, безусловно, все бы были живы и здоровы. Но начальники послали в пекло людей, совершенно необученных чистить котлы…

На фото: Максим Гулин

Юлия БОГОУТДИНОВА рассказала ТайгаПост следующее:

- С Максимом Гулиным мы прожили восемь лет в гражданском браке. У нас общий ребенок пяти лет, и моего старшего он воспитывал с полутора лет. Максим устроился на ЧТЭЦ за полтора месяца до трагедии. То есть он даже испытательный срок не прошел, а его – плотника - отправили чистить котел. С ним были Федор Дубина – бетонщик и мастер Бондарь. По документам котел был остановлен за несколько дней до этого и вроде бы должен был остыть. У рабочих даже не было прибора измерить его температуру.

Когда открыли котел, оттуда пошел дым. Но мастер сказал, что чистить можно. Когда подали внутрь струю воды, горячий шлак обвалился и его выбросило наружу. Все рванули от котла. А муж стоял ближе всех к нему, и его полностью засыпало этим горячим шлаком. У Максима было обожжено 95% тела и серьезные внутренние травмы. Тем не менее, он сумел выбраться из-под шлака и побежал к выходу. Споткнулся об шланг, упал, снова встал и  совершенно ослепленный в пыли просто бежал на крики мужиков.

Потом я видела тот коридор, по которому он выбегал, - это метров 15-20. Бодонов (начальник ЧТЭЦ уволился после трагедии – ред.) мне говорил, что было открыто несколько выходов. А мужики уверяют, что только один. Если бы были открыты другие, они бы побежали к ближайшим, а не к дальнему выходу.

Когда Максим вышел, мужики его сами раздели, сняли обожженную одежду, вызвали скорую. Медики сделали укол и поехали в Нерюнгри, везли где-то час до больницы. Когда мне сообщили, я нашла машину и поехала в больницу. Видела скорую, на которой привезли Максима, опоздала буквально на пять минут – его уже забрали в реанимацию. Его ввели в искусственную кому, подключили к аппарату искусственного дыхания. Но через неделю он скончался.

- Юлия, вам известно, кто отдал приказ работникам на чистку котла?

- Вроде бы сам Бодонов. Никто из них не имел допуска к таким работам, не был проведен инструктаж. У меня есть видео, где в журнале инструктажа 14 мая нет никакой записи, а 15 мая она появляется, датированная 13-м числом. Эти видео я передала в Следственный комитет. Если бы мастер засомневался, может быть, они не стали в котел воду лить. Начальник смены мне сказал: «Если бы мастер меня поставил в известность, я бы никогда не разрешил этим работникам подходить к котлу».

На фото: страница журнала, сфотографированная 14 мая

На фото: тот же самый журнал с появившейся 15 мая записью 

На следующий день с НГРЭС должны были приехать котлочисты - специально подготовленные люди. Но Бодонову, видимо, очень хотелось все сделать побыстрее. Хотя куда было спешить: отопительный сезон заканчивался. Какая была необходимость в срочном запуске этого котла?

- На аварии пострадал еще один человек. Что с ним?

- Когда начали чистить котел, мимо проходил Вася Андрюк. Он там то ли слесарь, то ли котлочист, и подошел, видимо, чтобы чем-то помочь. Не успел, произошел выброс шлака. Вася успел прикрыть голову, но 40% тела были обожжены. Он, слава Богу, живой, но травмы, конечно, серьезные. Федя успел выбежать, а у мастера обожжена голень.

- Жена Василия Андрюка после аварии рассказывала, что от предприятия не было никакой помощи – даже бинты за свой счет покупала. Как руководство НГРЭС вело себя по отношению к вам?

- Отвратительно с самого начала. Авария случилась в начале второго часа дня. А мне об этом сообщили только в два часа. Причем не руководство предприятия – оттуда вообще ни одного звонка не поступило. Они послали ко мне бетонщика Федора, который сам едва выжил при аварии. Он с мужа моего снимал обожженные лохмотья. Представляете, в каком состоянии он сам находился? И вот с предприятия ко мне отправили Федю, даже не поинтересовавшись, есть ли у меня машина доехать до больницы. Сама искала машину, узнавала по телефону, куда его повезли.

В больнице просидела до шести вечера – ни одного звонка с предприятия. Врачи сказали, что муж в плохом состоянии и отправили меня домой. Часов в семь вечера мне позвонил начальник ЧТЭЦ Бодонов и сказал, что все у них под контролем, что всем для лечения помогут. Потом я приезжала на ЧТЭЦ, пыталась выяснить, что произошло, почему Максим там вообще оказался.

Бодонов говорил, что виноват мастер, который их повел котел чистить. Со слов мастера его туда начальство послало. Позже пытались представить, будто мужики сами там гуляли, никто их чистить котел не посылал. Начали распускать слухи, что ожоги у Максима 1-2 степени, ничего серьезного. Но мне-то врачи совершенно другое говорили.

Какое-то шевеление началось только после нашего обращения в полицию. Следственный комитет возбудил уголовное дело. И выяснилось, что нет ни нарядов, ни разрешений, ни инструктажа. Журнал пытались подделать…

Мне сказали, что 20 сентября СК закончит расследование и отправит дело для проверки в прокуратуру.

- Вам известно, кто является обвиняемым по делу?

- Сначала были мастер Бондарь и начальник ЧТЭЦ Бодонов. Потом с мастера сняли обвинение, сейчас он тоже проходит по делу потерпевшим. Но я считаю, что его доля вины тоже есть. Обратись он к начальству со своими опасениями по поводу состояния котла и, скорее всего, им бы там запретили работать.

- Какую помощь вам все же оказала НГРЭС?

- Предприятие выплатило мне по колдоговору 400 тысяч рублей годовой зарплаты мужа и 10 тысяч больничного, когда он неделю пролежал в реанимации. Сейчас платят по 6 тысяч в месяц за потерю кормильца – всё. Миллион выплатил Фонд социального страхования, но ГРЭС то здесь причем?

Мой адвокат обратился к руководству предприятия с предложением заключить мировое соглашение. У меня квартира разваливается, да я и психологически не могу в ней находиться. У меня двое несовершеннолетних детей. Мы бы купили квартиру в Нерюнгри и переехали. На это я просила у ГРЭС 2 миллиона. Мне сказали: «Хотите, обращайтесь в суд. А там как суд решит».

Мне говорят, что похороны оплатило предприятие. Но я точно знаю, что этого не было. Рабочие в Чульмане и на Нерюнгринской ГРЭС по ведомости со своих зарплат собирали нам деньги, собрали 190 тысяч. Слухи распускали, что все их я забрала, а предприятие за свой счет Максима хоронила. Но это ложь. ГРЭС на собранные для семьи работниками деньги похоронила мужа, со мной даже не советовались. А мне потом отдали, что называется, сдачу 12 тысяч рублей.

Люди очень возмущаются: говорят, что деньги собирали семье. А на предприятии уверяют, что это были их деньги, и они ими вправе распоряжаться как хотят, вот пустили на похороны…

Они убили моего мужа. И они должны за это заплатить в прямом и переносном смысле. Дети лишились отца, никакая компенсация им его, конечно, не заменит. Но ничего уже не вернешь. Я должна добиться справедливости, хотя бы ради детей, ради памяти Максима…

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, ТайгаПост

На главном фото: снятая 13 мая с Максима Гулина перчатка

Из сообщения Следкома:

Следственным отделом по городу Нерюнгри расследуется уголовное дело по факту смерти работника на Чульманской ТЭЦ по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 143 УК РФ  — нарушение требований охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Предварительным следствием установлено, что один из котлоагрегатов Чульманской ТЭЦ филиала «Нерюнгринская ГРЭС» АО «Дальневосточная Генерирующая Компания» был остановлен и выведен в резерв, проведение работ по расшлаковке топки планировалось проводить после высвобождения котлоочистов на Нерюнгринской ГРЭС.

Однако заместитель начальника ТЭЦ по устному указанию вышестоящего руководства, несмотря на отсутствие в этот день котлоочистов, направил плотника и бетонщика на выполнение работ по расшлаковке, хотя они не имели профессиональной подготовки по выполнению указанных работ.

При этом оперативный персонал котлотурбинного цеха о предстоящих работах не был проинформирован, зона производственных работ не ограждена, персонал из опасной зоны не удален, инструктажи по безопасности персонала не проведены. Контроль работы и внешнего состояния оборудования, механизмов, устройств, помещений, находящихся в ведении котельного отделения, не осуществлялся.

Во время размывания шлака струей воды произошел выброс горящей пыли из холодной воронки, в результате которого производивший работу плотник и мимо проходивший слесарь получили ожоги.

Позднее плотник от полученных повреждений скончался в больнице.

Таким образом,  нарушены требования охраны труда, повлекшие смерть плотника и причинение вреда здоровью слесарю по ремонту котельных и пылеприготовительных цехов.

В настоящее время проводятся судебные экспертизы, устанавливаются обстоятельства произошедшего. Расследование продолжается.

Опрос недели

Согласитесь ли вы, если в вашем городе или селе появится памятник Сталину?