Вы здесь

Пилим на стариках. Пенсию умершего в доме престарелых инвалида будут искать в суде

14 декабря 2018 в 15:08Рубрика: Задело

Пока правоохранители мирно спят в своих кабинетах, в кабинете директора Алданского межулусного дома-интерната для престарелых и инвалидов (АМДИПИ) также тихо тратят деньги стариков. Сын умершего Григория Малинкина не досчитался 139 тысяч рублей, которые Пенсионный фонд отправлял его отцу. Очень похоже, что отвечать теперь придется не только директору, тратившей чужую пенсию, но и сотрудникам ПФР, выдававшим ей деньги едва ли не под честное слово.

С иском в Алданский районный суд обратился Андрей Малинкин, похоронивший в сентябре отца. Последние три года своей жизни Григорий Семенович провел в местном доме-интернате для престарелых и инвалидов. Когда 17 сентября он скончался, сыну выдали тело для похорон. И вскоре отдали остатки пенсии, копившейся в кабинете директора, - 68 тысяч рублей. Еще почти 50 тысяч АМДИПИ выплатил по чекам за погребение. Но затем младший Малинкин снова появился в доме-интернате. Нехитрый подсчет показал, что за годы нахождения в учреждении состояние отца должно быть куда большим. На руках Андрей имел данные Пенсионного фонда, из которых следовало, что ему – единственному наследнику – не доплатили 138 тыс 903 рубля.

По закону часть своей пенсии постояльцы подобных социальных учреждений обязаны перечислять на свое содержание. Максимум, что может забирать дом-интернат, – 75% от дохода. Оставшиеся 25% пенсионеру Григорию Малинкину должны были выдавать на его исключительно личные нужды. Но слепой, глухой и практически парализованный инвалид физически не мог их тратить. Тогда куда исчезли его почти 139 тысяч?

Андрей МАЛИНКИН, сын умершего пенсионера:

- Директор АМДИПИ мне сообщила, что часть пенсии отца учреждение потратило ему на подгузники. Якобы те, что выделяются, являются некачественными. И приходится докупать из личных сбережений пенсионеров. Якобы отец дал на это устное согласие. Но он был слепой, глухой, парализованный, практически не соображал. Какое согласие он мог дать? Мне выдали 67 тысяч, оплатили погребение. И больше ничего.

- Как долго, по словам директора, вашему отцу покупали подгузники за его пенсию?

- Он находился в интернате больше трех лет. И все это время ему покупали подгузники. Я попросил предъявить хотя бы чеки, но мне и этого не дали.

- Как ваш отец оказался в доме престарелых?

- После инсульта сначала он находился в больнице, потом его перевели туда. Сам я содержать его не мог, поскольку у меня жена, маленький ребенок, а квартира 24 квадратных метра. Мы редко его посещали, потому что он вообще никого не узнавал.

Я обратился в суд с требованием, чтобы вернули эти 139 тысяч рублей. Дело даже не в деньгах, а в принципе: пусть разберутся, что там происходит. Я слышал, что это не единственный случай в АМДИПИ, когда подгузники покупают за счет самих пенсионеров.

Так все делают

Саргылана НИКОЛАЕВА, директор Алданского межулусного дома-интерната для престарелых и инвалидов:

- Когда Малинкин Г.С. к нам поступил в июле 2015 года, по нашим сведениям, у него не было родственников. Мы вынужденно покупали ему памперсы из тех 25% пенсии, которые он получал.

- Но по закону государство полностью должно обеспечивать проживающих в домах-интернатах.

- Подгузники поступают по линии Фонда социального страхования. И не сразу, а по мере проведения торгов. И как понимаете, согласно 44-ФЗ «О контрактной системе» приобретаются самые дешевые изделия, то есть некачественные. Мы ими пользуемся иногда, но приходится докупать нормальные памперсы.

- По вашему мнению, есть ли нарушение в том, что подгузники приобретаются на личные средства пенсионеров?

- Если даже родственники считают, что он был неадекватным, то в отношении недееспособных граждан возможно приобретать для них сигареты, какие-то вещи.

- А Малинкин был признан недееспособным?

- Нет. Но так со слов родственников. Мы вообще не знали о существовании сына и случайно нашли его после смерти отца.

- На каком основании вы получали пенсию за Малинкина, если он не был признан недееспособным и по состоянию здоровья элементарно не мог расписаться в ведомости? Почему за таких постояльцев пенсию получаете вы, а она не переводится на лицевые счета?

- Это дополнительная работа. Нужно сажать людей на открытие счетов. А потом, если снимать деньги на те же памперсы, очень сложно. Когда доставщик пенсии приходит, мы получаем пенсию по доверенности.

- То есть у вас была от Малинкина нотариальная доверенность?

- Нет. Я работаю директором с 2010 года. И с самого начала были такие порядки, даже, говорят, еще до меня.

- Сколько в АМДИПИ людей, за которых вы получаете пенсию?

- В основном, их родственники получают.

- Саргылана Ивановна, вы выдали Андрею Малинкину 67 тысяч рублей от пенсии отца. При этом сын еще не вступил в права наследования. Вы говорите, что вообще до последнего не подозревали о его существовании. Получается, что вы выдали деньги человеку, что называется, зашедшему с улицы, который не имел права на них как минимум до вступления в наследство.

- Это моя ошибка. Просто город у нас маленький, и мы знаем, где чьи родственники. По идее он, конечно, должен был принести документы, что стал наследником. И только потом получить деньги.

- А в других домах для престарелых Якутии тоже памперсы за деньги пенсионеров покупают?

- Тоже покупают. Мы в группе интересуемся друг у друга. Везде так же. Тем более, в последние годы бюджет напряженный. Мы же не все подгузники покупаем, а только часть, когда не хватает.

Максим Елкин, адвокат Андрея Малинкина:

- В те 75% от пенсии, которые люди платят за проживание в домах-интернатах, полностью входит все содержание. И по закону больше 75% не имеют права брать. Оставшиеся 25% пенсии человек расходует исключительно на личные нужды и никак на памперсы или что-то еще, без чего нельзя обойтись.

Мы привлекаем в суд АМДИПИ и Управление Пенсионного фонда. Пусть объяснят, на каком основании директор дома-интерната получала пенсию Малинкина. В этом нужно серьезно разобраться. Полагаю, там немало нарушений. К примеру, на каком основании сыну выдали почти 70 тысяч рублей пенсии отца, когда он не вступил в права наследства? Это, конечно, не является предметом нашего иска – просто штрих к ситуации. Мы будем в суде доказывать, что сын имеет право еще на 139 тысяч рублей, которые АМДИПИ не доплатил, чтобы в дальнейшем предъявить их при оформлении наследства.

 

Прежде чем пойти в суд, Андрей Малинкин спросил у министра труда и социального развития РС (Я), куда пропали те самые 139 тысяч. Но в ведомстве от него отмахнулись, явно ограничившись только объяснениями самого директора дома престарелых.

Из ответа первого заместителя министра труда и соцразвития РС (Я) Ивана Алексеева:

«По информации директора ГБУ РС (Я) «Алданский межулусный дом-интернат для престарелых и инвалидов» Николаевой С.И. получателю социальных услуг в стационарной форме Малинкину Г.С. было показано использование подгузников в количестве 2-х единиц в сутки согласно индивидуальной программе реабилитации инвалида. В связи с тем, что подгузники, поставляемые из Фонда социального страхования РФ, были низкого качества, директором было одобрено предложение о приобретении подгузников за счет личных сбережений Малинкина Г.С. с его устного согласия».

 

Через полтора месяца после этого ответа Иван Алексеев позицию не меняет, более того, она усилилась предупреждением, что блудному сыну тоже не поздоровится:

- Я в курсе ситуации, сам в ней разбирался, когда Малинкин к нам обращался. Когда Малинкина Г.С. определили в наше учреждение в Алдане, думали, что у него нет родственников. Никто к нему не приходил, за ним не смотрел, не узнавал. Когда инвалид умер, пришел его сын. Ему выдали остатки пенсии отца, но он говорит, что есть какая-то разница, которую не доплатили. Малинкин Г.С. был лежачий, ухаживать за собой не мог, и ему покупали памперсы. Слава богу, все чеки сохранились.

- Но ведь по закону памперсы должны предоставляться в доме для престарелых в счет тех 75% от пенсии, которые они уплачивают учреждению?

- Люди там находятся на полном обеспечении, у них бесплатный медицинский, социальный уход. Поэтому на оставшиеся 25% они себе что-нибудь покупают, в том числе более качественные подгузники, с их согласия, конечно.

- Слепой, глухой, парализованный старик дал согласие на покупку ему памперсов?

- В учреждении говорят, что его устное согласие было. По заключению интерната он был достаточно дееспособным. Состояние здоровья ему позволяло общаться с окружающими. В его индивидуальном плане реабилитации все это было указано.

- Иван Иванович, а как в ваших учреждениях за беспомощных инвалидов получают пенсию? Мы же знаем, что за родного отца не дадут, потребуют нотариальную доверенность.

- Давайте так: Малинкин обратился в суд, и мы будем разбираться в юридической плоскости, мы готовы отвечать перед органами. Но мы будем разговаривать с ним и в рамках Семейного законодательства. То, что при живом сыне за отцом не было ухода, за это тоже предусматривается определенная ответственность.

 

Минтруда Якутии трудно упрекнуть в агрессии, когда первый заместитель министра обещает разобраться с Малинкиным в рамках Семейного законодательства. Но юристам ведомства явно теперь придется больше заниматься собственными учреждениями, нежели неблагодарным сыном. Наверняка чиновникам предстоит отвечать и на неудобные вопросы сотрудников в форме. Даже то, что уже удалось найти нам, явно указывает, что прокурору будет чем заняться.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

 

Опрос недели

Как вы считаете, Свинья будет лучше Собаки?