Вы здесь

Охота на мамонта. Ископаемые кости хотят приравнять к песку и гравию

28 апреля 2019 в 12:53Рубрика: Акценты

Не первое десятилетие государственные умы ломают головы, пытаясь упорядочить рынок сбора ископаемой мамонтовой кости (ИМК). На федеральном и республиканском уровнях уже пытались выстроить отношения со сборщиками, право на выдачу соответствующих лицензий отдали Минпромгеологии Якутии. Но, по общему мнению, лучше от этого не стало, и 80% всех собранных в тундре бивней уходит, что называется, мимо кассы, направляясь прямиком в соседний Китай. Там кости из Якутии превращают в настоящие произведения искусства, стоящие на рынке миллионы долларов. Нашим же мастерам все больше остаются лишь рога лосей и оленей.

19 апреля в Якутске прошел пятый открытый форум прокуратуры республики. На нем обсуждали права и обязанности сборщиков ИМК, а также законопроект «О внесении изменений в закон РФ «О недрах». Согласно ему ископаемые палеонтологические остатки предлагают внести в реестр общераспространенных полезных ископаемых, приравняв бивни мамонтов к песку и гравию, что добывают экскаваторами. В этом случае лицензии на добычу, а точнее сбор ИМК, будут выдавать администрации районов, где находятся останки ископаемых животных. Это весь север Якутии вдоль моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря.

По оценке экспертов, в республике находится 80% всех мировых запасов ИМК. Кости в товарном состоянии сохранила вечная мерзлота. Основные запасы мамонтовой кости сконцентрированы на арктических островах и в 100-километровой прибрежной тундровой зоне, она же зона пограничная, для въезда в которую требуется особое разрешение ФСБ.

Несмотря на то, что чужие здесь не ходят, бардака при сборе мамонтовой кости больше, чем достаточно. На сегодняшний день Минпромгеологии республики выдало 576 лицензий на сбор ископаемой кости. А в 2013 году их было, к примеру, всего чуть более 120. Наиболее привлекательными в этом плане районами являются Усть-Янский - здесь нынче действуют 230 лицензий - и Абыйский – 127. Сбор материала без лицензии, равно как и за пределами отведенного участка, карается Кодексом об административных правонарушениях - штраф до миллиона рублей. Если же оценочная стоимость ИМК превысила 2,25 млн в отношении нарушителя возбуждают уголовное дело по статье 171 УК РФ – незаконное предпринимательство. Сами незаконно собранные останки при этом изымаются в доход государства.

В 2018 году на островах Большой и Малый Ляховский Булунского района природоохранные и правоохранительные органы провели совместные рейды, в ходе которых были установлены 19 граждан, незаконно собирающих ископаемые кости. Изъято 22 фрагмента бивней весом свыше 170 кг.

Несмотря на то, что закон предусматривает сбор ИМК, нашедший кости не вправе самостоятельно ими распоряжаться. Право «первой ночи» здесь за государством, которое должно оценить находки на предмет их культурной и музейной ценности. Если государство откажется выкупать останки, тогда их можно пустить на свободный рынок. Но, как признались участники форума, бывает достаточно просто распилить бивень, чтобы он перестал представлять государственную ценность, чем, несмотря на уголовную ответственность за повреждение уникальных объектов, часто пользуются сборщики.

Сбор геологических коллекционных материалов означает извлечение окаменелых остатков фауны из естественных отложений без проведения горных работ. Иными словами, кости, если на то есть лицензия, можно собирать в тундре, когда мерзлота выдавливает их из недр или на обрывистых подмытых половодьем берегах рек.

Однако «хищники» не хотят ждать милости от природы и обычно при сборе используют мотопомпы, размывая струями воды вечную мерзлоту. Для них придумали отдельный закон – несанкционированное использование водного объекта со штрафом до 100 тысяч рублей.

Интересно, что впервые мотопомпы при сборе мамонтовой кости применили ученые еще в начале 70-х годов прошлого века. Это очень эффективный, быстрый и дешевый способ размыва вечной мерзлоты. Наука и сейчас просит оставить ей право брать мотопомпы на раскопки уникальных ископаемых объектов. Но закон этого не позволяет даже им. Хотят ученые покопаться и на особо охраняемой природной территории «Бассейн Бадяриха» Абыйского улуса, где обнаружена уникальная плотина древних бобров. Несколько лет они ведут безрезультатную переписку с органами власти. Тем временем, берега реки продолжают обрушаться, и очень скоро плотина будет потеряна навсегда.

Закон - тундра

При всем богатстве наказаний есть одна большая проблема: огромные малонаселенные территории трудно контролировать, и незаконные сборщики чувствуют себя здесь очень вольготно.

В июле-августе 2017 года в арктических районах Якутии было проведено обследование наиболее популярных у сборщиков костей мест. За работу без лицензии 43 нарушителя тогда были привлечены к административной ответственности. Следы бурной деятельности «хищников» были обнаружены даже на запретных особо охраняемых природных территориях. Всего в 2018 году в Якутии было изъято 270 кг незаконно добытой мамонтовой кости, в 2017 году этот показатель составлял 130 кг.

Шесть лет назад в Якутии была принята программа, которой попытались не только отрегулировать организацию сбора палеонтологических коллекционных материалов, но и вопросы их научного изучения. Предполагалось создать в республике особый научный центр, организовать электронные торги мамонтовой костью и продуктами косторезного производства. Наверное, излишне говорить, что эта программа, как и многие другие, осталась пылиться где-то на полках министерских кабинетов.

В работе пятого форума прокуратуры республики приняла участие депутат Госдумы Галина Данчикова. По ее словам, закон Якутии о сборе мамонтовой фауны не выполняет свою функцию, поскольку большинство вопросов находятся в ведении Российской Федерации. Как у нас, так и во всей России, бизнес на кости остается теневым.

Две недели назад с четвертой попытки экспертный совет одобрил концепцию поправок в ФЗ «О недрах». Они предполагают ввести новый вид пользования недрами – сбор поделочных материалов и палеонтологических останков. Функциями лицензиатов при этом наделяются органы местного самоуправления, как в случае с общераспространенными полезными ископаемыми. Лицензии должны выдаваться по итогам проведения аукционов, а за пользование недрами будет взиматься регулярная плата.

И здесь поправки к ФЗ вступают в конфликт с другими законами. К примеру, при проведении аукционов стартовая цена на разработку месторождения песка или гравия устанавливается в размере не менее 10% от оценочных запасов природных материалов. Но как оценить, сколько на участке может находиться тех же бивней? Из каких параметров исходить при исчислении регулярных платежей за пользование недрами?

Выступавшие на форуме предлагали ввести отдельное понятие мамонтовой кости. Но депутат Данчикова парировала: нельзя перегружать закон деталями, он должен быть максимально общим для всей страны, а дальше нужны подзаконные акты. Предлагалось также закрепить сбор остатков мамонтовой фауны за местным населением Арктики, невзирая на национальности. Главное, чтобы люди там жили постоянно, а не приезжали на сезон откуда-нибудь из Средней Азии, чья рабочая сила до сих пор активно там используется. После таких «варягов» тундра превращается в лунный пейзаж. Местные к своей земле однозначно относятся нежнее. Если же лицензии будут выдаваться на аукционах, то соискатели просто начнут мериться мошной. И далеко не факт, что у наших денег окажется больше.

Иван ГОРОХОВ, член Общественной палаты республики:

- Хищническая добыча мамонтовой кости на территории Якутии ведется еще с советских времен. Под видом научных организаций на арктические острова приезжали какие-то группы, и мы знаем, что они там творили. Сейчас на отдельных территориях Абыйского, Верхоянского улусов собирается до 400 человек, добывающих мамонтовую кость. Самое же удручающее положение на островах, куда очень трудно добраться. Здесь нужны особые усилия правоохранительных органов.

 

Глава Усть-Янского района Григорий Федоров адресовал свое послание участникам открытого форума прокуратуры:

«Сбор кости, бивней, других остатков мамонтовой фауны позволяет местному населению иметь дополнительные источники дохода, что благоприятно сказывается на социально-экономическом положении семей, создает благоприятную среду для развития малых и средних предприятий, расширения ассортимента продовольственных и непродовольственных товаров. Администрация Усть-Янского района обеспокоена тем, что рассматривается законопроект об определении мамонтовой кости как полезного ископаемого путем установления его правового статуса в отдельном нормативно-правовом акте РФ. Убедительно просим вас содействовать сохранению статуса добычи бивней мамонта и других остатков мамонтовой фауны как одного из видов традиционного промысла народов Арктики».

Впрочем, не все местные рвутся собирать кости в тундре. Глава Оленекского района Александр Иванов признался, что от такой старины его земляки стараются держаться подальше.

Александр ИВАНОВ:

- На территории нашего района действуют три лицензии по сбору мамонтовой кости, все они получены приезжими. У нас же на каком-то генетическом уровне неприятие такого бизнеса, такой заработок у нас не в почете.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

 

Опрос недели

Согласны ли вы с тем, чтобы в верховьях Лены построили целлюлозно-бумажный комбинат?