Вы здесь

"Наши заявки на лекарства удовлетворяются на 10%" - владелец аптеки в Якутске

15 ноября 2020 в 11:57Рубрика: Акценты

Пандемии законы не писаны

Вторая волна пандемии обострилась нехваткой многих наиболее востребованных населением лекарств. СМИ рассказали, что причиной дефицита стало нововведение маркировки медицинских препаратов. Владелец аптеки в Якутске, открывшая ее в разгар пандемии, объяснила ТайгаПост, с чем сейчас приходится сталкиваться сетям, как меняется ситуация, и почему арбидол застревает на складах, а не на прилавках.

В июле предприниматели Оксана и Анатолий Михайловы открыли круглосуточную аптеку «VIVAT» в Якутске. Идея зародилась раньше, но пандемийное торможение согласований  заставило взять отсрочку до середины лета. Когда страну накрыла вторая волна, вдруг оказалось, что в аптеках пропали самые востребованные медикаменты. ТайгаПост спросил у Оксаны Михайловой, почему производители и продавцы лекарственных препаратов оказались неготовыми.

Оксана МИХАЙЛОВА:

- У нас совпали пандемия и введение маркировки лекарственных препаратов. К ней готовились три года. Но, видимо, как обычно, всё отложили на последний момент, а в условиях пандемии не смогли быстро перестроиться. В результате дистрибьюторы не могут получить от производителей требуемые препараты, соответственно не могут их дождаться и аптечные сети. Наши заявки – думаю, это общая ситуация – дистрибьюторы удовлетворяют лишь процентов на 10! Мы каждый день с ними на связи, но, по большому счету, мало что меняется.

- Почему маркировка привела к дефициту и росту цен на некоторые лекарственные препараты?

- Прежде всего, считаю, что в условиях пандемии маркировку нужно было отсрочить. Да, она должна исключить появление контрафактных и фальсифицированных препаратов. Но сейчас из-за требования маркировки выстроенные цепочки дают сбой. Сначала производитель должен нанести QR-код на каждую пачку препарата, после чего их отправляют дистрибьюторам. Тот дважды сканирует QR-код при получении и отправке препаратов аптекам.

Когда мы их получаем, тоже должны отсканировать каждый QR-код. Если он не читается, составляется акт. Считанный же код автоматически попадает в государственную информационную базу «Честный знак». И тогда уже лекарственный препарат можно выставлять на прилавок.

- Это очень затратная схема?

- Не думаю, что для производителя это очень дорого. А аптекам и дистрибьюторам нужно приобрести сканеры и соответствующее программное обеспечение – затратно, но таковы требования закона. Каждую пачку препарата необходимо отсканировать вручную. В аптеках тысячи наименований лекарств и десятки тысяч пачек. Каждый день поступает товар от нескольких дистрибьюторов. То есть буквально один провизор должен заниматься только маркировкой. Про дистрибьюторов вообще не говорю – у них там объемы огромнейшие.

И вот, каждую пачку нам нужно взять в руки отсканировать, но даже после этого нет гарантии, что она сразу отправится на прилавок. У нас был случай, когда маркировку в аптеке провели 21 октября, а в базу «Честного знака» она попала только 6 ноября. Все это время лекарственные препараты лежали на складах. И представляете ситуацию, когда приходит женщина со слезами на глазах, говорит, что у нее отец болеет ковидом, у него может развиться цитокиновый шторм, а мы не имеем права продать ей лекарство, которое на самом деле у нас есть.

Это обычные проблемы, когда внедряется что-то новое. Но в пандемию я бы не стала экспериментировать. Маркировка лекарств – это не российское изобретение, по такому пути, к примеру, идет Европа. Дело полезное, но несвоевременное.

Если говорить о повышении цен на лекарства, то да, это есть. Но это не заговор аптекарей. Объективно выросли расходы на всем протяжении цепочки от фармпроизводителя до продавца. По нашей аптеке вижу, что на некоторые препараты цены осенью выросли до 15%. Но есть целый перечень так называемых ЖНВЛП (жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов), предельные торговые надбавки на которые установлены государством. К ним относятся, к примеру, наиболее востребованные сегодня гриппферон и арбидол. Несмотря на любые расходы аптеки не вправе делать на них наценку выше той, что установлена региональным правительством.

- Может быть, поэтому арбидол и гриппферон исчезли с прилавков? Аптекам просто стало невыгодно ими торговать…

- Эти лекарственные препараты не исчезли, но их действительно сегодня нужно поискать. Как я уже сказала, наши заявки дистрибьюторы фармпроизводителей удовлетворяют лишь процентов на 10. Зачастую они просто не могут найти требуемые препараты на заводах или же не успевают их маркировать. С улицы людей на эту работу не наберешь. А стоит одному специалисту заболеть ковидом, как вся смена уходит на самоизоляцию. Вот и получается, что товар вроде бы есть, но на прилавках его нет.

Не могу сказать, что наиболее востребованные препараты вовсе исчезли с прилавков в Якутске, но они действительно разлетаются, как горячие пирожки. Поступление идет каждый день, так что о полном дефиците речи нет.

- В 2ГИС жалуются, что в аптеках не отвечают на звонки, поэтому нельзя узнать, есть ли там необходимый препарат. И приходится кружить по городу, толкаясь в очередях среди потенциально больных людей.

- Фармацевт не может оторваться на телефонный разговор, если стоит очередь. Во-первых, ему нужно быстрее обслужить покупателей, чтобы не создавать скопление народа, а во-вторых, это вопросы материальной ответственности. Если аптеки будут брать еще людей на ответы по телефонам, это снова ляжет на цену товара.

В конце октября председатель правительства России Мишустин ввел некоторые послабления по маркировке лекарственных препаратов. Ситуация немного улучшилась, но пока некардинально. А ведь это только начальный этап маркировки в России. Сейчас она затрагивает лишь процентов 10 лекарственных препаратов. Считаю, что федеральные власти должны еще раз оценить риски по введению масштабной маркировки. Если есть хоть какая-то зависимость между сбоем поставок лекарств и их маркировкой, то надо дождаться стабильности по заболеваемости новой коронавирусной инфекцией.

Источник: ТайгаПост

Фото из открытых источников

Опрос недели

Поддерживаете ли вы неприкосновенность экс-президентов РФ и членов их семей?