Вы здесь

Как коммунисты землю в центре Якутска отжали

26 января 2019 в 11:23Рубрика: Акценты

Появятся новые лидеры, которые поведут нас - Пламенный Артур

Артур Алексеев – один из самых харизматичных политиков Якутии. С его принципами и взглядами можно не соглашаться, на что он никогда не обижается. Готов спорить, но непоколебим в своей коммунистической вере. Почувствовав, что сил уже не хватает, он взял самоотвод от руководящей партийной работы, делом доказав известный каждому советскому человеку постулат – дорогу молодым. С партийной линии при этом не сошел, по привычке назначив встречу в рескоме. От вопросов не уходил, рассказал, как коммунистам землю в центре Якутска подарили, почему бросил бокс и что счастье, как и горе, может быть только одно на всех.

- Артур Николаевич, спасибо, что согласились встретиться. Вижу, вы в неплохой форме. А ведь говорили, что очень болеете, никуда не выходите.

- Было дело, лежал в больнице. Но сейчас, как видите…

- Давайте, начнем с масштабного. В 2018 году сменился глава Якутии, в правительство пришло много новых людей. На 61% обновился Ил Тумэн, у него новый председатель. Считаете ли вы, что произошла смена эпох, и что вы ждете от новой власти?

- Сегодня в России установлена вертикаль власти, о чем твердит Путин. По существу, власти на местах – это проводники того, что делает верховная российская власть. Поэтому здесь как в басне: кто как бы не садился, а результат тот же.

- Тогда какой смысл в политической борьбе на выборах, если все равно придется держаться линии Кремля? Может быть, действительно стоит прислушаться к некоторым заявлениям и отменить выборы, просто назначать генерал-губернаторов?

- А сейчас разве не назначение? Посмотрите, что в сентябре происходило в Приморье – там чаще Путина по всем каналам показывали, чем кандидатов в губернаторы. Там просто был психотропный метод работы, людей зомбировали и заставили голосовать «как надо».

- Но не все же так безнадежно. В том же Приморье в сентябре победил ваш однопартиец, правда, потом итоги выборов отменили. В Хакассии победил кандидат КПРФ, в Хабаровском крае ЛДПР. Значит, система иногда, все-таки, дает сбой.

- ЛДПР, «Справедливая Россия» все равно остаются возле действующей власти, поскольку они ее спойлеры. Созданные именно для того, чтобы оттягивать протестный электорат от единственной реальной оппозиционной партии КПРФ. Проанализируйте, по всем принципиальным вопросам ЛДПР и справороссы в Госдуме голосуют как партия власти. По мелочам, да, изображают, что не согласны с чем-то.

- Легко быть оппозицией, когда от твоего голоса ничего не зависит. Так что абсолютно не важно, как голосует КПРФ, те же ЛДПР и СР – большинство у «Единой России».

- В этом и есть смысл нашей борьбы – попытаться все-таки имеющимися инструментами добиться, чтобы голоса наши имели вес. Для этого нужно набирать на выборах соответствующее количество голосов. Даже в этой системе координат можно работать. Посмотрите, какими темпами развиваются Новосибирск, Иркутская область, где руководят коммунисты.

И в Якутии, когда президентом был Штыров, мы из глубочайшей ямы вытащили республику. Задолженность по зарплате была свыше 2 млрд рублей, мы ликвидировали ее в течение двух лет. Железную дорогу достроили до Нижнего Бестяха, авиацию восстановили. А как во время Штырова начал развиваться Якутск! Все, что мы видим сегодня в Якутске, заложено во времена Вячеслава Анатольевича.

- Вы не погорячились про железную дорогу? Штыров ушел с должности президента Якутии в 2010 году, а нам, дай бог, в 2019-м пассажирское движение до Нижнего Бестяха открыть.

- Рабочее движение по магистрали было открыто при Штырове. Когда в 2002 году он ходил по Москве с предложением достроить железную дорогу, ему говорили: «Ребята, вы что, в своем уме?». Тогда республика впервые выделила 400 млн рублей на строительство. И, наконец, в 2003 году появилось решение правительства Российской Федерации о строительстве трассы Беркакит – Томмот – Якутск, конкретно от Томмота до Нижнего Бестяха. После его ухода все эти вопросы тормознулись.

- При Штырове вы были заместителем председателя правительства Якутии, отсюда такое уважение к Вячеславу Анатольевичу?

- Просто наши взгляды во многом совпадали. Тогда говорили, что рыночная экономика все исправит, что это саморегулируемая система. Что коммунисты занимались ерундой - плановым хозяйством. А под руководством Штырова республика первая на федеральном уровне продвинула идею программно-целевого подхода. Мы впервые утвердили программу развития Якутии до 2020 года.

Также по инициативе Вячеслава Анатольевича в 90-е годы, когда он короткое время был председателем правительства, была создана так называемая программа «Россаха». Это было что-то наподобие акционерного общества, в руководящих органах которого были шесть федеральных министров, начиная от Минэкономики, Минфина, Минтранса, и соответствующие министры от республики.

250 млн рублей в уставный капитал выделило правительство Российской Федерации. Предполагалось, что такую же сумму должна выделить республика. Но Михаил Николаев решил по-своему, через Комдрагмет выдал фонду программы «Россаха» беспроцентный займ в 250 млн рублей. Через год мы займ вернули. Фонд работал очень успешно: в один год рентабельность даже достигла 860%.

- За счет инфляции?

- В том числе за счет инфляции. Но ведь мы зарабатывали. Причем на том, что растаскивали другие в Российской Федерации. Мы на финансовом рынке работали, внедряли малые формы сельскохозяйственного производства. К примеру, первые в республике молокозаводы, мини-убойные цеха, цеха по переработке сельхозпродукции, в 17 районах около 90 единиц построили. Помните, в начале 90-х в Якутске была проблема с пассажирским транспортом? Мы купили микроавтобусы «РАФ» и передали их в лизинг. Потом были «Газели» и «ПАЗы». В течение полутора-двух лет частники выплачивали за них сумму, которую мы заплатили, плюс нашу маржу. Были и другие коммерческие проекты.

Фонд был единственной организацией, которая финансировала развитие республики, в том числе строительство железной дороги до Томмота. Она была, скорее, мертва, чем жива. Но, тем не менее, сколько могли, столько финансировали ее живыми деньгами. Мы финансировали стройку Вилюйской ГЭС-2, реконструкцию Якутской ГРЭС и т.д. Тогда вы помните, все рассчитывались фантиками, талонами, а мы платили деньгами.

- Артур Николаевич, в конце 90-х программа «Россаха» была ликвидирована. Вы, в частности, занимались ее ликвидацией. Может, не такая она была и успешная?

- Через четыре года, когда правительством Якутии было принято решение о ликвидации программы «Россаха», у нас уставный капитал был уже 15 млрд рублей – в 30 раз больше первоначального. Плюс мы передали в собственность республики оборудование, которое находилось в лизинге. У нас было создано несколько дочерних предприятий – лизинговая компания, финансовая, страховая, торгово-закупочная. В них всего работало 58 человек.

Я считаю, что «Россаха» была ликвидирована незаконно: голосов членов Совета не хватало ни с российской, ни с якутской стороны. Я сказал, что соглашусь, если позволят отпустить наши дочерние компании в самостоятельное плавание, и они согласились. Меня сделали ликвидатором – и это было единственным случаем в 1998-2000 г.г., когда при ликвидации компания рассчиталась со всеми своими работниками, даже выплатив шестимесячные выходные пособия.

- Вы имели такой вес, чтобы ставить условия правительству?

- По приглашению Вячеслава Штырова я создавал программу «Россаха». Сначала в 1993-м возглавлял администрацию фонда, а через год у нас началась болезнь 90-х: генеральный директор фонда стал брать откаты. Мы провели служебную проверку, передали материалы в правоохранительные органы. Но генерального директора спасли и перевели заместителем представителя республики в Санкт-Петербурге. После этого я занимал два кресла: руководителя администрации и генерального директора фонда. Так что к моему мнению прислушивались.

- Все же с трудом верится, что в 90-е фактически государственная компания с миллиардными оборотами работала кристально честно и не выводила средства. У нас и сейчас с этим проблемы.

- Президент Михаил Николаев все время говорил, что я из фонда коммунистов поддерживаю. Не проходило месяца, чтобы у меня проверку не проводили, в том числе федеральные органы. Дважды в год я отчитывался перед членами Совета и ни разу нарушений не находили.

Подарили землю в центре Якутска, а прокуратура спит

- Тогда откуда у Якутского рескома КПРФ целый этаж в элитном доме в центре Якутска? По данным ЦИК республики, коммунисты – единственные - владеют недвижимостью в отличие от других политических партий.

- У этого здания такая история. Тогда реском КПРФ находился на шестом этаже мэрии Якутска. Ни один мэр не позволил себе выгнать коммунистов, ветеранов. Когда мэра Илью Михальчука избрали лидером «Единой России» Якутска, я к нему зашел и говорю: «Илья Филиппович, ты лидер «Единой России», а мы над твоим кабинетом сидим. И каждое твое слово слышим» (смеется). «А что ты хотел?». «Найди нам где-нибудь участочек для рескома, мы субботниками построим здание и уйдем от тебя». Он: «Хорошо, нет проблем». На углу Октябрьской и Ленина был так называемый сквер с тремя постоянно засыхающими деревцами, которые каждый год меняли. И стоял вагончик-киоск. Этот участок Михальчук нам и выделил.

- Подарил землю в центре города…

- Выделил. В 2002 году я уже зампредом правительства был. Штыров каждую субботу проводил объезд города с приглашением мэра и различных служб. Мы подъехали сюда, разгорелся спор с предпринимателем, державшим киоск – он не хотел с этого места уходить.

- Понятно, место то жирное…

- Илья Филиппович (Михальчук) доложил Штырову, что этот участок отдали коммунистам, и он одобрил. Тут подвернулся генеральный директор Ленского бассейнового управления Долженко. Он многое в городе строил, в том числе дома для своих работников. Говорит: «Артур Николаевич, давай, я тут жилой дом построю, а один этаж отдам вам бесплатно». Я говорю: «Как это бесплатно, земля денег стоит. Вот в счет земли этаж и отдашь» (смеется). Так и построили.

- Артур Николаевич, в 2002 году по приглашению Вячеслава Штырова вы стали заместителем председателя правительства Якутии. И ушли с должности первого секретаря ЯРО КПРФ. Почему?

- Потому что нельзя совмещать две очень серьезные работы. Работа президента, зампреда, всего правительства тогда при таком провальном хозяйстве была практически круглосуточной. Республика была в глубоком кризисе. И я решил сосредоточиться на работе в правительстве.

- Но ведь Виктор Губарев совмещает должности зампреда Ил Тумэна и первого секретаря рескома…

- Честно говоря, я ему говорил, что довольно сложно это совмещать. Но у него совмещение несколько другого рода. Депутатский корпус избирается по политической направленности, и он избран депутатом, зампредом как лидер политической партии. Он же там не решает повседневные вопросы.

- Пишет законы, по которым мы потом живем.

- Но это же кабинетная работа, встречи с населением – политическая работа в этом и заключается.

- Прошлый год для коммунистов был достаточно удачным особенно, наверное, в Якутии. Республика дала лучший результат за Грудинина, и в Ил Тумэне КПРФ увеличила свое представительство. Может быть, вас Грудинин вытащил?

- Нельзя все это сводить к какому-то одному фактору. Наверное, и новое лицо было интересным. Но все-таки самое главное – растет число протестного электората. Вы посмотрите: правительство пытается сдерживать цены на ГСМ, а они растут. На 2% увеличили НДС, а цены насколько выросли? Это ведь болтология, что НДС увеличили всего лишь на 2%. На 2% вырос налог у производителя, дали еще несколько прокладок, пока товар дойдет до прилавка. И в итоге реальная цена увеличивается на 20-40%.

Олигархам дают льготы, потому что им, видите ли, тяжело живется, а они деньги в оффшоры гонят. А вся нагрузка раскладывается на простой народ. Всякие «Платоны», капремонты, оплата сбора бытовых отходов. Потом была пенсионная реформа. Сейчас хотят за каждый сарайчик на даче налог брать. И теперь слепому видно и глухому слышно, что власть работает против него. С миру по нитке – и олигархам на яхту. Если не сознанием, то шкурой народ это чувствует. На этом фоне появление свежего лица и дало такой результат.

- Если бы кандидатом в президенты РФ был не Грудинин, а Зюганов, результат был бы таким же?

- Наверное, таким же. Но не знаю, кто бы из регионов тогда стал лидером при голосовании за кандидата КПРФ.

- Артур Николаевич, в декабре вы добровольно вышли из бюро рескома ЯРО КПРФ, остались просто в рескоме. Шаг, безусловно, заслуживающий уважения. Вам, конечно, известно такое понятие «кремлевские старцы». Может, КПРФ выиграла бы, если бы Зюганов уступил дорогу молодым, Губарев не стал в декабре переизбираться первым секретарем на очередной срок. Ведь тот же Виктор Губарев регулярно на своих личных выборах дает результат намного ниже, чем партия.

- Я взял самоотвод из бюро по состоянию здоровья. Ну а Губарев в сентябре удвоил свой результат.

- С 6% голосов до 12%...

- 12% - нормальный результат. Сейчас только начинают складываться объективные предпосылки. Раньше их называли «революционная ситуация», а теперь мы говорим «общество созревает». Наверное, сейчас появятся новые лидеры, которые дальше поведут нас. Если говорить о «кремлевских старцах», то и в нынешней российской власти тоже сидят старцы. Все те же самые дружно постаревшие чубайсы и другие.

- Вас часто называют неофициальным лидером якутских коммунистов. В декабре на конференции ЯРО КПРФ вы предложили ввести в бюро рескома Айаана Васильева. Товарищи вас не поддержали, не обидно?

- Я не только кандидатуру Васильева предлагал и других более молодых коммунистов.

- Они прошли?

- Не знаю, я проголосовал и поехал на процедуры.

- Даже не поинтересовались, прошли ли те, кого вы предложили?

- Нет, а зачем? Я не считаю, что к моему мнению обязательно должны прислушиваться. Решает большинство, а остальные должны выполнять эти решения.

- На какой электорат сегодня опираются коммунисты?

- Раньше это были пенсионеры, а сейчас более молодые люди. Старшее поколение меньше пользуется интернетом, а по телевизору – один официоз. Для других мнений каналы перекрыты. Не зря же есть русская поговорка: если человека сто раз назвать свиньей, на 101-й он захрюкает. Дома по телевизору рассказывают, что все хорошо, все прекрасно. И люди начинают этому верить. Починили Росстат Министерству экономику, и сразу вся статистика у нас изменилась: продолжительность жизни увеличилась, все остальные показатели улучшаются, инфляция меньше 4%. Ну а зайди в магазин, и сразу ты эту инфляцию почувствуешь. Ложь сегодня стала чудовищной.

- Ну а что уж нам по телевизору и в газетах в советские времена рассказывали!.. Чему удивляться, что российская власть использует те же методы, чтобы зомбировать народ? Такими рычагами будет пользоваться любая власть.

- Конечно. Но в советское время был расцвет искусства, кино, науки. Не знаю, можно ли это создавать под гнетом. Наверное, все-таки, это было творческое пробуждение народа.

- Вы в церковь ходите?

- Иногда захожу, чтобы посмотреть.

- А вас как коммуниста не смущает, когда в религиозные праздники Зюганов в церкви рядом с Путиным со свечкой стоит?

- У религий и коммунизма одни принципы: не убий, не укради, живи честно. Просто в религии пугают карой божьей, а коммунисты говорят, что жить нужно по совести. Не думаю, что это плохо, если коммунисты заходят в церковь. Это уважение к тем людям, которые не понимают тех ценностей, что даны им от рождения.

- Тогда Зюганову нужно по пути в мечеть и синагогу зайти…

- Наши товарищи в советское время и заходили.

- Заходили, чтобы закрыть церкви.

- Это началось после того, как во время гражданской войны церковь выступила против большевиков, благословляла белогвардейцев. Конечно, была ответная реакция, а как вы хотели. Во время Великой Отечественной войны Сталин призвал к консолидации, уважению церкви. И власть церковная пошла навстречу. Служители ислама тоже поддержали, другие конфессии.

- Артур Николаевич, как сейчас проводите дни?

- Какая радость может быть у 71-летнего старика? (смеется) Внук в 4 классе, в школу его, со школы, на тренировки, другие мероприятия. Есть какие-то общественные дела по партийной линии. Не забывает меня Министерство транспорта республики – я председатель его Общественного совета. Плюс мелкие домашние дела.

- Какую роль в вашей жизни занимал спорт?

- У меня первый юношеский разряд по боксу. Был вторым призером зоны Сибири и Дальнего Востока, трехкратным чемпионом республики в весовой категории до 75 кг. У меня была мощная выносливость. Я как заходил на ринг с испариной, так и выходил с него. Но в республике боксом мы занимались только зимой, почему-то летом не тренировались.

Когда после школы поступил в Омский автодорожный институт, пошел в секцию. Но они там круглый год тренируются, а я после лета сразу взял их нагрузку. Поднялось давление, началась кровь носом. Месяц отдохнул, вернулся в секцию и опять то же самое – пошла перетренировка. Если бы мозги были, если бы тренер поинтересовался, что за парень к нему пришел, наверное, дальше бы боксом занимался. А так, лет в 20 бросил.

- Вас часто называют «Пламенный Артур» за умение зажечь аудиторию ораторским искусством. А у «Пламенного Артура» работа в руках горит?

- Я все могу делать руками. Отец был плотником и меня научил. Я сам дачу в Якутске построил. И в первую экспедицию в Ленский район обмерять стволы деревьев я поехал в 14 лет. И никогда не избегал тяжелой работы. В институте помимо гражданской получил военную специальность сапера. Готовили нас в группу захвата и уничтожения ядерных фугасов. Мотострелковый батальон, усиленный батальоном танков, должен захватить ядерный фугас, разрушить его взрывом - тогда ядерный заряд не срабатывает. И потом уже следом идут войска. Призывали в армию на переподготовку, присвоили звание капитана. Умею водить БТР, проходил командирские курсы «Выстрел». В случае войны должен был возглавить политотдел полка.

- Давайте, вернемся к тому, с чего начали. Все же что нужно сделать, чтобы Якутия стала процветающей?

- Наше счастье, наше горе – большие расстояния. Нужно создавать инфраструктуру – строить дороги, развивать энергетику. Построили железную дорогу до Нижнего Бестяха - по ней сразу пришло оптоволокно, высокоскоростной Интернет появился. Все это позволяет быстрее развиваться. В этом направлении нужно работать.

- Все-таки чего больше в наших расстояниях счастья или горя?

- Думаю, счастья больше. Потому что это «горе» со временем можно преодолеть.

- Ну и когда у других будет горе – не останется уголков девственной природы – у нас за счет расстояний это счастье еще останется.

- Не знаю. У якутов есть такая поговорка: если у соседей праздник, то он и у нас скоро будет. Значит, если у других горе, то это будет всеобщее горе. Поэтому развиваться нужно всем вместе. И будет всем счастье.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

 

Опрос недели

Одобряете ли вы то, что в России виновным в пьяном ДТП со смертельным исходом теперь грозит наказание до 15 лет лишения свободы?