Вы здесь

Из уголовного дела Бориса Попова пропал важный документ

12 октября 2018 в 14:38Рубрика: Акценты

Судья Якутского городского суда Федор Коврига объявил, что участники процесса по делу Бориса Попова могут перевести дух. Следующее заседание назначено на 30 октября. Экс-главу Нюрбинского района обвиняют по двум эпизодам превышения должностных полномочий. Следственный комитет и прокуратура вменяют Попову в вину непредусмотренные контрактами дополнительные авансирования подрядчиков строительства сельской школы в Кюндяде и стадиона в Нюрбе. Допавансы подрядчики получили, но объекты так и не построили.

Одним из основных доказательств вины Попова в эпизоде со строительством стадиона было подписанное им распоряжение от 9 июня 2016 года о перечислении денег подрядчику. Но теперь оказалось, что подлинник документа следствие не может представить суду. И сам подсудимый сомневается, что это распоряжение вообще когда-либо подписывал.

Борис ПОПОВ:

- В мае 2016 года подрядчик строительства домов под переселение из аварийного жилья обратился ко мне с письмом, в котором просил провести дополнительное авансирование работ. В частности, ему нужны были деньги на оплату труда работников, закуп продуктов для них, привоз бригад и т.д. На основании этого письма 30 мая я подписал соответствующее распоряжение о проведении дополнительного авансирования по контракту на строительство домов под переселение из аварийного жилья. Но руководитель МКУ ИСУ написал свое возражение. Оно ко мне не попало, а попало к моему заместителю по строительству Юрию Николаеву. В итоге по распоряжению от 30 мая деньги подрядчику так и не были перечислены. Но 9 июня выходит на основании того же письма новое распоряжение за моей подписью о дополнительном авансировании по контракту строительства стадиона в Нюрбе, по которому подрядчик и получает деньги. Стадион и дома под переселение строила одна и та же компания.

Меня смутило в распоряжении от 9 июня, что в нем нет ссылки на то, что распоряжение от 30 мая утратило силу. Я всегда требовал, и все сотрудники администрации неукоснительно соблюдали, чтобы в таких случаях указывалось, что предыдущее распоряжение по данной теме отменено. В уголовном деле я нашел только ксерокопию распоряжения от 9 июня 2016 года. Год назад я обращался к следователю, он ответил: «Оригинал есть, плохо ищете». Теперь мы обратились к судье, и в сентябре он сделал запрос в Следственный комитет, чтобы предоставили оригинал распоряжения. Из Следкома пришел следующий ответ: «Оригинал не найден, есть только ксерокопия. Проводится служебная проверка».

- В итоге в эпизоде по строительству стадиона в Нюрбе главным доказательством обвинения является ксерокопия?

- Так получается. Я практически уверен, что такое ненадлежаще оформленное распоряжение я не мог подписать. Еще раз повторяю, что распоряжение от 9 июня 2016 года составлено с нарушением обычая делового оборота. Полагаю, что в этом  распоряжении подпись сделана не мною, а с использованием технических средств. Иначе как объяснить, что оригинал важного документа не найден в Следкоме, имеется только копия?

- Почему все-таки стадион не был достроен?

- Подрядчик деньги получил, но рабочих не привез. Дело не только в том, подписывал я распоряжение о перечислении допаванса подрядчику или нет. В 2015-2016 г.г. в 44 ФЗ «О контрактной системе» были внесены изменения, по которым допускалось внесение изменений в контракты, если они были заключены до конца 2014 года.

Руководитель службы муниципальных закупок Нюрбинского района регулярно ездила на различные учебы, и мы знали, что готовятся такие изменения. Поэтому я настоял, чтобы крупные контракты были заключены до конца 2014 года.

Допрошенные в суде свидетели подтвердили, что регулярно на планерках этот вопрос обсуждался. Руководитель службы муниципальных закупок на планерках регулярно информировала об изменениях в нормативных документах, регулирующих муниципальные закупки. При этом каждый участник планерки обязан был участвовать в обсуждении, что и происходило. Таким образом, решение о допавансировании принималось коллегиально, и все были уверены в его законности. С этим была согласна и наша юридическая служба.

В обвинительном же заключении следствие поступило удивительным образом. Ссылаясь на 34 статью 44 ФЗ, они берут даже не саму статью и даже не отдельные предложения, а обрывок фразы. Так, в оригинале после слов «При заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается» стоит запятая и далее «за исключением…». Эти исключения и были использованы в нашем случае. Но следователь почему-то после слова «не допускается» вместо запятой в обвинении ставит точку, тем самым произвольно изменяя дух и букву закона. Я не понимаю, как это может быть.

- Но школа в Кюндяде, как и стадион в Нюрбе, в итоге построены не были.

- По стадиону я уже сказал: подрядчик фактически сбежал. А подрядчик строительства школы в Кюндяде на допаванс завез строительные материалы - это признает и следствие. Но в сентябре 2015 года строительство школы приостановил надзорный орган из-за устаревшего проекта. Начальник МКУ «инвестиционно-строительное управление» (ИСУ) Илья Ефремов, по должностным обязанностям отвечающий за надлежащее качество проекта, теперь является одним из главных свидетелей обвинения. Хотя это именно он должен был следить за соответствием проекта действующему законодательству. Ефремов подставил и меня, и двух моих замов, в отношении которых также были возбуждены уголовные дела по абсолютно похожим обвинениям.

В частности, в письменном поручении о подготовке распоряжения о перечислении денег подрядчику строительства школы я указал, чтобы Ефремов внес изменения в условия контракта. Но он этого не сделал, дополнительное соглашение с подрядчиком не заключил. Кстати, в конце 2016 года, за несколько месяцев до моего ареста, я распорядился расторгнуть контракт с подрядчиком строительства стадиона и взыскать через суд неустойку, принять на баланс завезенные стройматериалы и выполненные работы по строительству Кюндядинской школы.

Подрядчик тогда находился уже в Беларуси. В марте 2017-го начальник организационно-правового управления администрации Нюрбинского района и еще один товарищ ездили к нему, чтобы получить оригиналы исполнительных документов. В суде они показали, что, по словам подрядчика, начальник МКУ ИСУ Илья Ефремов вымогал у него автомобиль «Лэндкрузер-200», взамен обещая принять выполненные работы по школе и завезенные стройматериалы на свой баланс. Об этом подрядчик рассказывал следователю, но следователь даже не включил эту информацию в протокол его допроса.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

 

Опрос недели

В России хотят запретить использовать в школе мобильные телефоны. Как вы считаете: