Вы здесь

Грязная баллада о 200 миллионах. «Заберите нас из профсоюза!»

15 марта 2019 в 15:42Рубрика: Акценты

Грязелечебницу в Якутске могут пустить с молотка. Об этом ТайгаПост рассказали работники Автономной некоммерческой организации Объединения санаторно-курортных учреждений «Якуткурорт». Народное достояние хоронят профсоюзы.

Сегодня в некогда элитной грязелечебнице разруха, которую пытаются маскировать его работники. Денег на восстановление нет, а есть долги и явное желание учредителя избавиться от беспокойного актива.

Елена Федорова возглавила «Якуткурорт» лишь три месяца назад. Почему ушел прежний директор, она не знает. Но тем, что ей досталось, врач явно недовольна. «Мы пытаемся сохранить учреждение. Но нужны вливания, которые наш учредитель – Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) – никогда не делал. За почти 30 лет существования грязелечебницы в ней не было ни одного капитального ремонта», - рассказала Елена Федорова корреспонденту ТайгаПост.

Грязелечебницу «Хоту» по ул. П. Алексеева в Якутске построили в 1990 году. Государству это ничего не стоило: тогда еще советские люди всем миром скидывались однодневной зарплатой, народную стройку субботниками вели предприятия. Вполне логично, что грязелечебница оказалась в ведении профсоюзов. Но вместе с советской властью у профсоюзов сменились и приоритеты. «Якуткурорт» - некогда крупное предприятие со множеством филиалов в разных районах республики – постепенно распродали. На прежде общественных парковых территориях выросли коттеджи чиновников и коммерсантов.

В 2012 году очередь сгинуть подошла и к санаторию «Сосновка» в Мегино-Кангаласском районе. На его беду тогда в Якутске сгорел Дом профсоюзов. И, видимо, свой новый офис профсоюзным боссам показался куда важнее, чем санаторий для трудящихся. «Сосновку» продали, а в центре столицы республики вырос новый Дом профсоюзов, сегодня обильно увешанный рекламами магазинов и сферы услуг.

В паре километров от него веяниям новой профсоюзной моды упорно сопротивляется грязелечебница «Хоту». Грязевые минеральные обертывания, лечебные ванны, лечебный душ, массаж, физиолечение, ультразвуковые ингаляции, фитобар, лечебная физкультура, диетическое питание и т.д. Работают в «Хоту» 54 человека. Пользуясь советскими определениями, их по праву можно назвать энтузиастами. Ведь на работу они ходят, что называется, из любви к ней, ведь зарплату в «Хоту» давно задерживают. По словам работников, они никогда не жировали. Но положение резко ухудшилось в 2012-м, когда ФНПР продал санаторий «Сосновка», а все его долги повесил на грязелечебницу. Вот такая профсоюзная политика.

Сегодня «Хоту» должен налоговой, поставщикам и работникам 18 млн рублей. А через неделю состоится очередное заседание Арбитражного суда о банкротстве предприятия.

Директор Елена ФЕДОРОВА рассказала ТайгаПост следующее:

- «Якуткурорт» регулярно обдирали. Еще в 1994-м у него изъяли землю в Якутске под строительство Борисовки-1, взамен обещали при нашей грязелечебнице построить новый спальный корпус. Даже сваи забили, но потом эта территория каким-то образом оказалась в частных руках. В 2012-м продали «Сосновку», а ее долги повесили на нас. Куда ушли деньги от продажи, понятия не имею. Видимо, построили новый Дом профсоюзов, чтобы его потом сдавать в аренду и проводить свои важные собрания.

Но ведь профсоюзы должны не конкурсы агитбригад устраивать, а защищать права своих членов, в том числе право на санаторно-курортное оздоровление. Нас же просто душат. Мне прямо сказали: банкроть предприятие, потом можешь создать свое ООО и взять здание в аренду. Каким-то образом наше здание, которое 25 лет назад было передано в бессрочное пользование «Якуткурорту», оказалось на балансе ФНПР. А под Новый год с меня требовали, чтобы я еще им и доверенность на землю подписала, землю они еще оформить на себя не успели. Я отказалась, так они каким-то образом без меня эту доверенность получили и сейчас передали документы на оформление земли в собственность профсоюзов.

- Вы все время говорите «они». Конкретно кто вас принуждает к таким действиям?

- Конкретно со мной говорил председатель Федерации профсоюзов республики Николай Дегтярев. Мы уже и круглый стол собирали по этой проблеме. На этой неделе мы написали письмо главе республики с просьбой помочь. В 2018 году президент Путин дал поручение о развитии санаторно-курортной отрасли в РФ, где ответственными назначены председатель ФНПР Шмаков и высшие должностные лица регионов. Срок внесения предложений был до 31 января.

Но в Якутии мы не видим, чтобы принимались какие-то действия. В эту «Северную мозаику» безумные миллионы вложили непонятно для чего. Вроде бы на озере Абалах в Мегино-Кангаласском районе собираются грязелечебницу строить. Так, может, лучше нас поддержать? По нашим подсчетам нужно 45 миллионов, чтобы рассчитаться с долгами и провести ремонт здания. Мы в городе, у нас есть вся инфраструктура, подготовленные кадры.

Правительство на поддержку фермеров по 10-20 миллионов дает. Помогите нам! Может быть, меньше денег за пределы республики будет уходить. И не каждому по карману Сочи, Крым… К тому же, у людей здесь работа будет, налоги опять же. В 90-е к нам было не попасть, по блату устраивались. А сейчас, конечно, все разрушается.

Мы грязи возим с Абалаха. Там еще полвека назад люди лечились. Рассказывают, что очень много было летчиков: кабины неотапливаемые, и у них были проблемы с суставами. Так на Абалахе амбар стоял, наполовину костылями и тростями заваленный – люди их там бросали после лечения. Специалисты из Томска в восторг пришли от качества абалахской грязи. Говорили, что это уникальное месторождение в мире – Мертвое море отдыхает. Там и источник сероводородной воды есть. Мы могли бы ее тоже возить, были бы средства. Ответственно заявляю, что наша грязелечебница «Хоту» ничем не хуже самых прославленных курортов страны и даже мира. Нужно лишь сделать ремонт.

- Каким образом вы финансируетесь?

- По линии Фонда обязательного медицинского страхования к нам на лечение направляют 100 человек в год, пять лет назад их было еще 500. Понятно, что на таких доходах не выживешь. Мы также заключали контракты с различными социальными учреждениями районов республики. Но в прошлом году за долги у нас арестовали счет, и эта статья выпала. Есть еще доходы от оказания услуг населению, но они небольшие. Опять же денег на рекламу нет.

Нас просто ведут к банкротству, чтобы потом продать здания и землю. Между тем, по данным Фонда соцстраха, в год в санаторно-курортном лечении в республике нуждается 7 тысяч человек, реально оздоравливаются только 2 тысячи. Из них 400 в Якутии, остальные за ее пределами. Но давайте, еще нас закроем, будем дальше деньги вывозить.

- Почему вы решили, что профсоюзы готовят грязелечебницу к продаже?

- 6 марта на заседании круглого стола в приемной «Единой России» председатель Федерации профсоюзов Якутии Николай Дегтярев прямо сказал: «Инвесторов найти не можем. Буду продавать». И до этого мне говорили: «Ваш пятиэтажный дом стоит 10 миллионов, а с землей – 200». Поэтому они и хотят оформить землю на профсоюзы. А куда пойдут потом эти 200 миллионов? Неужели на защиту прав трудящихся?

- 10 миллионов за пятиэтажное здание? Это же две средние двухкомнатные квартиры в Якутске!..

- Я не знаю, что у них там за оценка. Но здание у нас, как строители говорят, сто лет простоит, стены по 80 сантиметров. Оно специально строилось под грязелечебницу. У нас техэтаж для подогрева и автоматической подачи грязи. Правда, сейчас не работает, как говорится, ведерно-выносная система. Бассейны, сауна, зал лечебной физкультуры, палаты, столовая – весь комплекс санатория. Опять же, напомню, строился он народным способом на народные деньги. А теперь профсоюзы пытаются их прикарманить.

- 21 марта состоится заседание Арбитража о банкротстве «Хоту». Какой выход вы видите из создавшейся ситуации?

- Процедура банкротства уже запущена. 21 марта или официально объявят о ней, или мы подпишем с налоговой мировое соглашение, но для этого нужно выплатить 7 миллионов. В письме главе республики мы попросили забрать нас из профсоюзов и передать какому-нибудь министерству – здравоохранения, сельского хозяйства, Арктики. Людей ведь оздоравливать нужно. И гораздо проще, а, главное, очень качественно это можно делать в нашей грязелечебнице. Ответ пока не получили, ждем.

На стенах грязелечебницы еще видны следы былого поистине дворцового лоска. Елена Федорова показывает, какие помещения силами самих работников еще удается поддерживать в рабочем состоянии, а какие уже закрыли под склад. В фойе неработающие лифты, сухие бассейны, предназначенные для вытяжки позвоночника, других целебных процедур. По огромному корпусу бродят одинокие пенсионеры. У столовой встречаем двух бабушек – редкие постояльцы санатория. «Елена Владимировна, а сегодня у нас какая культурная программа будет?». «Посмотрим по программе и вечером закажем автобус».

Оставшись наедине, спрашиваю у директора: «Так вы еще здесь культурные программы устраиваете?». «А что делать, стараемся как-то разнообразить жизнь наших отдыхающих. Днем процедуры, а по вечерам стараемся куда-нибудь их возить. Ведь многие приехали из районов. И когда еще они побывают в Якутске».

Идиллическая картина грязелечебницы «Хоту» подпорчена не только обветшалым внутренним убранством здания, но и его весьма плачевными перспективами. За разъяснениями ТайгаПост обратился к председателю Федерации профсоюзов республики Николаю Дегтяреву.

Николай ДЕГТЯРЕВ:

- Грязелечебница «Хоту» - это хозяйствующий субъект, отвечающий по своим обязательствам. Банкротим ее не мы, а уже третий год налоговая пытается это сделать. Как учредители мы видим, что в «Хоту» очень серьезная ситуация, долгов на 18 миллионов. Мы вообще не видим выхода из этой ситуации. Это Федорова должна заниматься этим вопросом, а не перекладывать все на профсоюзы. Мы общественная организация, которая занимается защитой интересов членов профсоюзов.

Уж сколько лет мы добиваемся, чтобы Минздрав курировал этот вопрос. Но там средства по линии ОМС направляют на свои медицинские учреждения. То, что выделяется на 100 человек, вообще вопроса не решает. Со стороны бюджета у «Хоту» вообще нет никакой поддержки. Который год пытаемся найти инвесторов, но пока не очень эффективно. У нас таких денег нет, мы существуем только на взносы.

- Президент Путин дал конкретное поручение председателю ФНПР Шмакову о развитии санаторно-курортной отрасли. Вам бы здесь и карты в руки. Разве не так?

- Да, было поручение. Но когда мы дали свои предложения, нас немножко остудили. Оказывается, поручение касалось только ФНПР, и нас туда не пускают.

- Извините, так вы не ФНПР?

- Мы Федерация профсоюзов РС (Я) – членская организация ФНПР. И «Хоту» находится в Федерации профсоюзов РС (Я), а не на балансе ФНПР.

- Бред какой-то. То есть вы считаете, что поручение Путина о развитии санаторно-курортной отрасли в России на грязелечебницу в Якутске не распространяется?

- Не я так считаю. Нам конкретно объясняли на совещании ФНПР, что мы неправильно поняли поручение президента, что оно только по объектам ФНПР. А для всего остального есть поручение правительства РФ органам исполнительной власти субъектов, которые должны разработать комплексный план развития санаторно-курортного лечения. Мы внесли свои предложения, но решения нет.

- Хорошо. Вы лично с главой республики об этом говорили? Что Айсен Николаев думает на данный счет?

- Естественно мы с ним это обсуждали. Когда предвыборная кампания была, мы обращались к нему. Он сказал, что поддержит, но правительство пока никакого решения не приняло. Я же говорю, Министерство здравоохранения отнекивается.

- Но Минздрав – это еще не всё правительство…

- Не всё, но это орган исполнительной власти, курирующий деятельность санаторно-курортных учреждений.

- Бог с ними, с чиновниками. Может, у них глаз замылился. Но, Николай Николаевич, вы профсоюзы должны же разворачивать их лицом к народу?

- Мы и так это делаем на протяжении пяти лет. Решения принимаются, но дальше им хода не дают. Сколько мы разных обещаний уже слышали. Еще недавно у нас было 11 подобных санаторно-курортных учреждений по всей республике. Сейчас осталось девять. Будет еще меньше, если не будет поддержки.

- И, все-таки, вы видите какую-то перспективу по «Хоту»?

- Перспективы пока никакой. Сейчас уже аварийная ситуация. Мы рассматриваем вопрос, как эту зиму перезимовать и возможность изыскать средства на капитальный ремонт теплосети.

- Есть какие-то планы по продаже объектов, земли?

- Никакой продажи не будет.

- Тогда для чего вы решили землю под грязелечебницей оформить на Федерацию профсоюзов?

- Земля вообще неоформленная стоит. Когда ее передавали «Якуткурорту», одним из условий было, чтобы оформили землю, но они этим не занимались. Поэтому будем оформлять землю на Федерацию профсоюзов республики. А вопрос по продаже вообще не стоит. Я предлагал Министерству здравоохранения приобрести данное здание. Они отказались.

Есть разговор об аренде. Ко мне уже девятый инвестор приходит. Поговорят-поговорят, потом исчезают. Это должно остаться оздоровительным лечебным учреждением. Никаких других инвесторов мы не подпускаем. Никакого изменения статуса не будет.

И все-таки есть какая-то недосказанность в словах профсоюзного лидера Якутии. Когда им удобно, они ФНПР, когда нет – Федерация профсоюзов РС (Я). И что будет с грязелечебницей, если все же не найдется профильный инвестор? Профсоюзники явно хотят что-то поиметь с объекта.  Помните слова Дегтярева про то, что он предлагал Минздраву приобрести (!) «Хоту»? Ну, или арендные платежи получить. Сейчас еще и землю приберут. А потом на правах полной собственности можно будет развести руками: нет инвестора для грязелечебницы. И плавно она со своими гаражами и инженерными сетями переплывет в чьи-то ловкие руки. Другие не менее ловкие руки пересчитают 200 миллионов и, можно быть уверенным, пустят их на защиту прав трудящихся. К примеру, на оплату санаторно-курортного лечения отдельных членов профсоюза…

Источник: Айталина НИКИФОРОВА, ТайгаПост

 

Опрос недели

Согласны ли вы с тем, чтобы в верховьях Лены построили целлюлозно-бумажный комбинат?