Вы здесь

Без купюр. Эксклюзивное интервью ТайгаПост с телохранителем Саакашвили и Шеварднадзе

29 августа 2019 в 18:52Рубрика: Акценты

"После конфликта в Южной Осетии опасности покушения на Саакашвили стало гораздо больше"

План посетить Грузию мы наметили еще в июне, но потом в Тбилиси прошли антироссийские митинги, Москва разорвала авиасообщение и казалось, Грузия от нас удалилась. К августу ситуация нормализовалась, и мы рискнули отправиться по ранее намеченному маршруту. Ни разу об этом не пожалели: Грузия встретила нас теплом сердец и настоящим кавказским гостеприимством.

Сегодня мы хотим рассказать об одной неожиданной встрече в Тбилиси. Как-то радушный грузин по соседству, разогретый местным вином, представил своего друга: «Это начальник охраны Мишико» (так грузины называют Михаила Саакашвили). Его товарищ ничего отрицать не стал. Уже по возвращению в Россию мы снова связались с нашим гостеприимным соседом-грузином и попросили его помочь с интервью с телохранителем Саакашвили.

На фото: площадь Свободы, Тбилиси

Высокопоставленный офицер грузинской спецслужбы без энтузиазма отнесся к нашей идее. Но все же согласился ответить на несколько вопросов. Полковник в отставке просил не указывать его имя: «Вы думаете вашим читателям будет интересно узнать что-то хорошее про Саакашвили?». «Думаем, что нашим читателям будет интересно услышать рассказ человека, который долгое время был рядом с президентом Грузии, даже если отношение к этому президенту у россиян достаточно сложное».

Михаил Саакашвили был третьим президентом Грузии после Звиада Гамсахурдия и Эдуарда Шеварднадзе. В 2003-м Мишико стал одним из главных вдохновителей так называемой «революции роз», сместившей Шеварднадзе. А в январе 2004-го с ошеломительным результатом 96,2% Саакашвили стал президентом, возглавлял Грузию до осени 2013-го, когда его партия проиграла парламентские выборы, и президент просто покинул страну.

На фото: стеклянный мост мира в Тбилиси

- Георгий, как долго вы работали в охране Саакашвили?

- С первого дня его президентства. Знаю, что в России говорят о репрессиях при Саакашвили, но никаких репрессий не было. Просто наводился порядок в каждой отрасли. Может быть, у каких-то силовиков и были перегибы, но это чисто индивидуально – не государственная политика.

- Что это был за человек – президент Михаил Саакашвили?

- Из тьмы он создал солнечную Грузию. До него были постоянные кризисы с электроснабжением, газом. Он все это устранил. Поборол коррупцию (по данным международной неправительственной организации по борьбе с коррупцией Transparency International грузинская полиция занимает пятое место среди самых некоррумпированных правоохранительных систем мира – ТП.). Прибавил зарплаты. Все почувствовали себя людьми, страна зажила. И до сих пор эта инерция идет. Пока еще…

Он был жизнерадостным и творческим человеком. Практически вообще не спал. Всегда интересовался, что, где происходит, что нужно сделать. Из месяца в месяц все менялось к лучшему. И то, что Грузия сегодня привлекательна для туристов – тоже его заслуга. Он обустроил города, туристические уголки, ставшие притягательными для всех.

На фото: антироссийский митинг возле парламента Грузии, август 2019

- Давайте поговорим про 8 августа 2008 года: вооруженный конфликт на границе Грузии и Южной Осетии. Кто все-таки был его инициатором и первым открыл огонь?

- Грузинские войска первыми перешли границу, а российские войска первыми открыли огонь.

- Георгий, но согласитесь, что это была провокация со стороны грузинской армии. Когда ваши войска переходили границу, должны же были понимать, что по вам будут стрелять.

- Но ведь мы считали, что Южная Осетия – это наша земля. И мы пришли на свою землю.

- Все-таки, на наш взгляд, это была провокация. На что рассчитывал Саакашвили? На международную поддержку? Вряд ли он всерьез думал, что в одиночку может выиграть войну с Россией.

- Международная поддержка всегда есть у Грузии. Мировым сообществом признано, что часть Грузии оккупирована. Вы это можете прочитать в любом международном акте. Международное сообщество не признает независимость Южной Осетии и Абхазии. Что касается конкретно этого вооруженного конфликта, то до него уже были стычки в местах противостояния. С осетинской стороны в грузинские города и сёла летели снаряды, были раненые и даже убитые.

- По вашему мнению, стреляли российские миротворцы или какие-то формирования из Южной Осетии?

- Не поймешь, кто. В Осетии стояли российские миротворцы. Наверное, все эти действия диктовала Россия. Кто такая Южная Осетия без России?

- Вы опасались, что Саакашвили могут физически устранить?

- Все мировые спецслужбы, когда обеспечивают охрану первых лиц, исходят из того, что есть вероятность покушения. И предпринимают все меры для его недопущения. Во время вооруженного конфликта в Южной Осетии и после него опасности было, конечно, гораздо больше. Вся служба стояла на ногах и обеспечивала его безопасность.

- В Тбилиси вы нам рассказывали, что в автомобилях кортежа Саакашвили всегда возили сапоги: президент часто сам ходил по стройкам, и вы вынуждены были следовать за ним.

- Да. Он всегда интересовался, где, что происходит, как идут работы. И охрана переобувалась, чтобы следовать за ним и не испачкаться. Приезжаем в какой-нибудь город, он говорит: «Давайте, поехали на стройку». Это было не предусмотрено программой, мы следовали за ним.

- То есть, Мишико был беспокойным клиентом для своей охраны?

- Не то, чтобы очень беспокойным. В целом, мы знали, куда он поедет. Но на месте Саакашвили часто принимал спонтанные решения. Мы были к этому уже готовы, зная такую его особенность. Саакашвили был очень энергичным, ему не лень было день, ночь ходить лично осматривать объекты, спрашивать, помогать.

- Он доверял своей охране? Как часто ее менял?

- Охрана не менялась. Он полностью нам доверял. Когда принимают человека в такие структуры, заранее проводят серьезные предварительные проверки.

На фото: ночной Тбилиси

- Известные кадры времен грузинско-осетинского конфликта: в небе гул самолета, Саакашвили падает на землю, охрана его накрывает. Он тогда действительно испугался?

- Это охрана приняла гул в небе за угрозу. И почти силой уложила Саакашвили. Он ругался: «Что вы делаете?». Если внимательно посмотреть на кадры, это видно. Во время вооруженного конфликта, конечно, была большая напряженность. Но он не срывался, даже не думал, куда-то уехать, убежать, работал день и ночь. Думал, как можно утихомирить эту агрессию.

- Власти Грузии тогда действительно опасались, что российские танки войдут в Тбилиси?

- Такая опасность была. Потому что российские танки стояли в 12-15 километрах от Тбилиси. Но у нас была вера в то, что с нами всемирная поддержка. Тогда были переговоры, в которых участвовал президент Франции и т.д.

- Вы говорите, что Саакашвили вывел Грузию из тьмы на свет. Тогда почему в 2013-м грузины не поддержали его, и он был вынужден покинуть страну?

- Это проходило в соответствии с действующим законодательством Грузии. Он сам передал власть, никто Саакашвили насильно не свергал. Всегда есть надежда на перемены к лучшему. Видимо, надеялись, что без него будет лучше.

- Когда Михаил Саакашвили оставил свой пост, он что-нибудь сказал охране?

- Пожелал всем успеха, многих наградил. У нас в законодательстве есть положение, по которому первые лица до смерти имеют право на личную охрану.

- Но сейчас же он в Грузии вне закона, заочно приговорен к шести годам, расследуется еще несколько уголовных дел, в том числе по статьям о заказных убийствах.

- Не в моей компетенции обсуждать, в чем обвиняют Саакашвили. Еще есть инстанции, в которых можно обжаловать эти действия. Что касается охраны Саакашвили, то, когда сменилась власть, ушли все руководители, занимавшие ведущие посты в службе его личной безопасности. Их просто сменили. Так происходит в спецслужбах.

На фото: символичная городская скульптура у проспекта Руставели в Тбилиси

- Вас никогда не обвиняли в том, что вы охраняли диктатора?

- Обвинять не обвиняли. Но все-таки был неприятный момент, когда подозревали, что охранял Саакашвили из-за своих политических взглядов. Это обидно, потому что мы всегда служили верой и правдой государственным лицам, а не кому-то конкретно. В первую очередь, ты профессионал и должен быть аполитичен. Я еще Шеварднадзе охранял. Причем тут политика?

Вообще нельзя, чтобы охрана была политически мотивирована. Политические взгляды могут измениться, и тогда уже охранники могут превратиться в противников. Позади меня была моя семья, и мне честным трудом нужно было ее кормить.

- После отставки вас не преследовали, заработанную на службе пенсию не отнимали?

- Деньги, конечно, не отнимали. Но пенсию я не заработал. У силовиков должно быть 20 лет стажа, у меня меньше. Служебная пенсия будет, если я вернусь и доработаю. А так являюсь обычным гражданином и меня ждет только пенсия по возрасту.

На фото: у парламента круглосуточно дежурят журналисты, палатки протестантов

- Вы сказали, что работали еще в охране Шеварднадзе. При ком была спокойнее служба?

  • В охране Шеварднадзе я работал три года. Исходя из специфики работы, спокойствие нам вообще чуждо. Мы всегда были наготове, всегда принимали превентивные меры для устранения возможной угрозы охраняемому лицу. График передвижения Шеварднадзе мы знали за месяц, хотя бы за несколько дней. Он ездил гораздо меньше. А с Саакашвили у нас были каждый день мероприятия. Он все хотел изменить к лучшему, и это я видел.

    - Вы считаете Россию оккупантом. При этом мы чувствовали самое теплое отношение со стороны грузин. Более того, были очень тронуты, когда во время экскурсии к Казбеку нас привезли к монументу российско-грузинской дружбы, установленному еще при СССР к 200-летию подписания Георгиевского трактата (договор о верховной власти Российской империи с объединённым грузинским царством, заключён 24 июля 1783 г.).

- Даже при Саакашвили всегда было очень хорошее отношение к россиянам. Гуляя по Батуми, другим туристическим местам, он всегда радовался, когда видел россиян. Подходил к русским, приветствовал.

- А нам в Грузии рассказывали, что наоборот все русское, в том числе язык, при Саакашвили были под запретом…

- Неправда. Это именно Саакашвили отменил визы для россиян, сказал: «Пусть народ приезжает».

На фото: монумент российско-грузинской дружбы, посвященный подписанию Георгиевского трактата (см. ниже видео)

- Все-таки, хочется усомниться в некоторых ваших оценках Саакашвили. В Грузии нам, к примеру, рассказывали, что первые два-три года президентства он действительно был спасителем. А потом в тюрьмах оказалось много молодых, процветали пытки.

- Когда Саакашвили пришел к власти, перед Грузией стояла огромная опасность – наркомания. При Шеварднадзе молодежи нечем было заниматься, была большая преступность. Саакашвили стал строить стадионы, во дворах появились спортплощадки. Законодательно у нас приняли, что наличие любого количества любого наркотика – это опасное преступление. Конечно, часть этих людей оказалась в тюрьмах. Но остальная молодежь стала приобщаться к здоровому образу жизни.

В последние годы его власти стали предлагать поправки в закон о борьбе с наркоманией, и нынешняя власть их приняла. Сейчас уже допускается иметь какое-то количество марихуаны, понемногу снова появляются наркоманы.

Но мы все еще остаемся самой безопасной страной в мире. До сих пор в Грузии мы не замыкаем автомобили. При Шеварднадзе была огромная преступность, наркомания, электричество на два часа давали, везде была коррупция. Жизнь была серой, Саакашвили сделал ее цветной.

Есть часть людей, выросших в СССР, которая считается советской интеллигенцией. Их перемены не устраивают. Они привыкли к тем ценностям, которые были в СССР. Но есть и фанаты Саакашвили, хотя я не люблю, когда кого-то фанатично любят. Просто я сравниваю, что было и как стало. Это действительно заслуга Саакашвили.

Выстроенная им правоохранительная система все еще работает. Но при Саакашвили принимались превентивные меры, чтобы не допустить совершения преступления. А сейчас реагируют уже на произошедшее. Потерпевшему, согласитесь, уже не так важно, поймают преступника или нет – для него куда важнее, чтобы не было самого преступления. Для этого и нужно принимать превентивные меры.

- Разрешите последний вопрос. Вы не захотели, чтобы мы указали ваше имя. Вы чего-то опасаетесь?

- Не то, чтобы опасаюсь. Просто зачем мое имя? К известности никогда не стремился, да и служба быть на виду не позволяла. Это мое первое и последнее интервью, просто друг попросил.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Айталина НИКИФОРОВА, ТайгаПост. Фотографии авторов

Видео: 

Опрос недели

Поддерживаете ли вы, чтобы спиртное в Якутии стали продавать с 10 утра до 10 вечера?