Вы здесь

Актуальность не утеряна. ТайгаПост встряхнул пыль со страниц истории Якутии вековой давности

16 ноября 2020 в 17:46Рубрика: Ух ты!

Как самостоятельно излечиться от сифилиса, выучить иностранный язык, за что в Олекминске арестовали муллу, где купить швейную машинку и рыбу – обо всем этом еще более 100 лет назад писала газета «Якутская окраина». В руках журналистов ТайгаПост оказалась подшивка изданий за 1913 год. Чтиво более чем занимательное, хотим поделиться им с вами.

Подшивка газеты «Якутская окраина» за 1913 год стала еще одним раритетом в частной коллекции собирателя старины, народного депутата Якутии из Нерюнгри Александра КОШУКОВА. Он пока не успел взять в руки свое новое исторически ценное приобретение. И ТайгаПост, воспользовавшись ситуацией, заглянул в газету более чем вековой давности. Как оказалось, у нас очень много общего с теми, кто жил на территории Якутии сто с лишним лет назад.

На первой странице издания сообщается, что «Якутская окраина» - «Газета политическая, общественная и литературная. Выходит в Якутске ежедневно кроме дней послепраздничных. Адрес редакции и типографии: Якутск, Большая улица (ныне проспект Ленина), дом Шахурдина. Телефон №99. Для сведения господ корреспондентов: рукописи, поступающие в редакцию, подлежат переделке и сокращению по усмотрению редакции. Непринятые рукописи иногородних корреспондентов возвращаются только при условии оплаты пересылки».

Редактором «Якутской окраины» была З.П. Чижик, а издателем А.А. Семенов. Сегодня бы наверняка сказали, что это была народная газета. С налетом желтизны, без видимого чинопреклонения она опиралась на авторов из числа читателей. В состав редакции входили политссыльные. Но, несмотря на это, газета явно вызывала интерес у рекламодателей - слово это было в ходу еще в начале 20 века. Авторы рекламных материалов на страницах «Якутской окраины» не раз пытались убедить читателя, что пишут от чистоты души и «без всяких реклам».

Изучать мы, естественно, начали с рубрики «Местная жизнь».

«СЕМЕЙНАЯ КРАЖА. В настоящее время городской полицией задержан некто Захаров, обвиняемый в краже у своей матери собольего воротника и золотого кольца. Стоимость похищенного достигает 150 рублей. Нам сообщают, что похищенное было оставлено за 10 рублей у содержателя булочной господина Мутерперла».

«СТРЕЛЬБА В ГОРОДЕ. Нас просят отметить, что во дворе местной команды, что на Соборной улице (ныне ул. Каландаришвили) сплошь и рядом производится стрельба из ружей. Пугают лошадей и возможны несчастные случаи. Не мешало бы на это обратить внимание».

«ОТЪЕЗД АДМ. ССЫЛЬНЫХ. На днях начали выезжать из Якутска группа политических адм. ссыльных, к которым применен Высочайший Манифест. 1 марта выехал из Якутска с окончанием ссылки сотрудник нашей газеты Лойтерштейин, бывший редактор «Голоса провинции» г. Умань Киевская губерния».

«БОЛЕЗНЬ ЯКУТСКОГО ГУБЕРНАТОРА. Н.А. Юшмановым получена телеграмма от И.И.Крафта с сообщением о его болезни и произведенной операции».

Понятно, что век назад связь Якутии с остальной землей не сходила с первых полос газет. Непонятно лишь, почему и в 21 веке тема транспортной доступности северной территории нисколько не потеряла своей актуальности…

А вот, о чем в 1913 году рассказывала своим читателям «Якутская окраина»: «Иркутская почта прибыла вчера днем». «Расписание почт, отходящих из Якутска. Иркутский тракт – по вторникам и субботам, Амгинский – 2 и 16 числа каждого месяца, Вилюйский – по воскресеньям, Охотский – 25 числа каждого месяца, Верхоянский и Колымский – 5 и 21 числа каждого месяца. Корреспонденция должна сдаваться накануне».

За минувший век Якутск не избавился и еще от одной напасти – уличного мусора. Правда, соответственно прогрессу у него теперь другие составляющие, а в 1913-м…

«СВАЛКА НЕЧИСТОТ. За Логом против Богородской улицы (современный микрорайон Залог), на лугу в сторону дач, против дома Сокольникова ежедневно сваливается навоз. Навалены уже горы. В скором времени весна. И вблизи свалки жители подвергнутся навозному аромату. Следовало бы обратить на это внимание».

В 1913-м еще не говорили о глобальном потеплении. Но, читая газеты того времени, ловишь себя на мысли, что нынешние климатические изменения могут быть сильно преувеличены.

«Якутская окраина», 2 марта 1913 года:

«Приближение весны с каждым днем все более и более чувствуется в Якутске. Отражается это на разном изменении температуры. Так, например, 28 февраля текущего года температура утром -30, днем -27, вечером -9. Вчера утром температура -12».

Для сравнения: утром 1 марта 2020 года в Якутске было -20.

Либерально настроенная «Якутская окраина» явно переживала за образование широких масс. На ее страницах регулярно освещалось создание новых школ в Якутске и улусах и связанные с этим проблемы. А вот как тогда у нас решалась проблема недостаточного финансирования образовательных учреждений:

«БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ. 5 марта в Клубе приказчиков ставится спектакль на усиление средств для приобретения обстановки новой городской школы (учитель Сахарова). Как известно, первый спектакль, поставленный ранее в пользу школы, дал лишь 37 рублей. Между тем, не получая поддержки от города, школа вызывает массу расходов, покрытие которых лежит на обязанности родителей. Поддержка школы должна быть делом всех сочувствующих народному образованию. И нужно думать, местное общество внимательно отнесется к спектаклю».

Не меньший интерес сегодня вызывает и рубрика «Корреспонденции», рассказывающая о делах улусных. Видимо, уже тогда люди в деревнях тихо ненавидели благополучный Якутск, вытягивающий из них все соки.

«ОЛЕКМИНСК. Весь город погрузился в непроглядную тьму. Нет керосина и взять его негде. Фирма Стрелова, заготовившая несколько сот пудов керосина на зиму, и на которую были обращены взоры и упования олекминцев, запродала весь керосин и отправила его по назначению в Якутск. Чем вызвало немало толков и общего недоумения у живущих в Олекминске.

Недоумевает почтовый чиновник, придя домой со службы и ужиная при естественном свете луны. Недоумевает школьный учитель, проверяя тетради при свете лучины. Недоумевает и негодует рядовой олекминец, с заходом солнца ложась спать и ощупью подстилая под себя оленью кожу. На всех лицах разлито одно и то же недоумение, написан один и тот же вопрос: зачем было продавать керосин в Якутск, когда свой город остается без керосина? И все находят такую продажу неразумной и нецелесообразной. Что значит какая-то сотня пудов для Якутска с его 7-8 тысячным населением в то время, как тот же самый керосин для Олекминска с его несколькими 100 жителей был бы вполне достаточен и принес существенную бы пользу (…). За первой бедой ждет олекминцев вторая беда. За керосином выходят свечи и сахар. И то, и другое отпускается в магазинах не более 1-2 фунта на человека. Изгой (подпись)".

Судя по подшивке, «Якутская окраина» имела хорошие источники информации в Олекминске. Нас заинтересовало еще одно письмо, пришедшее оттуда в далеком 1913 году. Из него следует, что и тогда межрелигиозные отношения в Якутии порою заходили в тупик.

«После одного из спектаклей, ставившихся в пользу местной пожарной дружины, татарскому мулле Шахиль-Ислам Акбетову пришлось попасть в… тюрьму. Это интересное путешествие имело такую подоплеку. По окончанию спектакля к Акбетову подошли господа Огуревич, Вержбицкий, Стрелов и потребовали, чтобы мулла снял головной убор. Вержбицкий при отказе со стороны муллы заявил «мы заставили снять шапку».

Несмотря на утверждение Акбетова, что согласно Сенатского разъяснения от 3 ноября 1897 года муллам разрешается не обнажать головы даже в комнатах присутственных мест, были вытребованы городовые, которые и арестовали Акбетова. Когда последний, находясь уже в тюрьме, начал требовать Постановления о своем аресте, пом. исправника Вилькунецкий составил протокол, указывая, что арестован был мулла за разбитое стекло. Мировой судья приговорил по этому протоколу Акбетова к штрафу на 25 рублей.

При разборе дела выяснилось интересное противоречие. В протоколе сказано, что Вилькунецкий был сам на спектакле и арестовал Акбетова. А в судебном разбирательстве выяснилось, что Вилькунецкий был дома и на муллу ему прибегал жаловаться городовой. Акбетов утверждает, что городовой Мамонтов является в деле ложным свидетелем. Интереснее в этом деле и то, что во время олекминских спектаклей очень часто происходят «происшествия», но нарушителей не сажают даже в полицию. А тут муллу препроводили прямо в тюрьму».

Следующее сообщение не столь красочно описывает происходившее, но напоминает, что может быть за оскорбление чувств верующих и что достанется за это неверующим: «За надругание над религией в трезвом виде инородец Николай Алексеев приговорен к 2 месяцам тюрьмы».

Писала «Якутская окраина» и о том, что не всем в Империи на родных языках говорить дозволялось: «В имении Ситница Мазырского уезда обнаружена тайная польская школа. Учитель скрылся. Владелец дома и родители учащихся привлекаются к ответственности».

Публикации тех лет дают представление об уровне цен на некоторые продукты. Так, в 1913 году сотня яиц в Якутске стоила 3,5 руб., а пуд свежей нельмы 9 руб., стерляди 11 руб.. Пуд тайменя продавали за 7 рублей, омуля за 6, и 16 кг карасей шли по 3,80. При этом за шкурку алданской белки давали 55 копеек, вилюйской – 35 копеек. Первый сорт песцовой шкуры уходил в Якутске за 20 рублей, красная лисица по 15, горностай 2,25 и колонок по рублю.

Международная повестка «Якутской окраины» определялась рубрикой «Телеграммы С.-Петербургского тел. агентства». Удивительно, но якутский читатель знал даже о том, что происходит в далекой Австралии.

«КАНБЕРРА. Состоялась церемония закладки новой столицы Австралии, наименованной Канберра».

1913-й – последний мирный год перед Первой мировой. Но листая страницы «Якутской окраины», понимаешь, что и здесь, вдали от полей будущих сражений, в воздухе уже витал запах пороха и крови.

«Получены известия, что турецкий крейсер «Гомидия» появился перед Дураццо, где находятся 16 транспортов с сербскими войсками и военными припасами, бомбардировал город, затем ушел. Никаких сведений о результате бомбардировки нет».

«Германская группа междупарламентского Союза постановила выразить живейшее одобрение тому, что благодаря единодушию великих держав удалось воспрепятствовать распространению войны в Европе. Бескорыстные усилия их, вероятно, достигнут прочного успокоения на Балканах и поведут к заключению окончательного мира».

Прошел год, и великие державы развязали на Балканах Первую мировую войну…

Далеким от политики читателям «Якутская окраина» давала возможность удовлетворить какие-то бытовые и образовательные потребности.

«Продаются хорошие сани и швейная машина. Спросить во дворе Павловой против Собрания».

«По случаю продаются две швейные машины и часы стенные. Спросить в тюремной конторе у служащего Петрова».

«Отдаются дачи (три). Справиться у Н.П. Кондакова (собственная дача, бывшая Софронеева)» (Похоже, риелтор: одна своя дача, две чужих – прим.ред.)

«ЯЗЫКИ французский, немецкий, английский латинский. Каждый, безусловно, имеет возможность основательно изучить (правильно разговор, чтение и письмо) БЕЗ ПОМОЩИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ. В 2-3 месяца и даже скорее (зависит от усердности и способности). По нашим новейшим методам и самоучителям. Успех гарантирован возвратом денег до 3-х месяцев (…) Варшава, Машалковская, 62 отделение. Цена 1 самоучителя 1 руб. 10 коп, 2-х – 2 руб, 3-х – 2,80, 4-х 3,50 с пересылкой».

Через газету «Якутская окраина» можно было найти и работу. Так, Иркутская типография по производству штемпелей искала «деятельных агентов» в Якутске.

Ну, а тем, кто подхватил «стыдные» болезни и то ли не верил врачам, то ли стеснялся, рекламодатели предлагали следующее:

«НЕТ БОЛЬШЕ БОЛЬНЫХ. Если вы больны сифилисом, триппером, шанкром, болями, половым бессилием или ваше здоровье расстроено онанизмом, требуйте общепонятный лечебник секретных болезней мужских и женских мочеполовых органов с рисунками и мн. рецептами (около 250 страниц). Цена с пер.нал.платеж 1 рубль 30 копеек. Народный лечебник, руководство для врачевания всех болезней, кроме секретн. взросл. и дет. Без помощи врача (около 400 стр.). Цена с пер.нал. плат. 1 рубль 40 копеек. Обе книги 2 руб. 50 коп. Можно марками. Единый склад. Санкт-Петербург, Петровская сторона, Большой пер.Номер 56548».

Справка ТайгаПост:

Издатель «Якутской окраины» Алексей Алексеевич Семенов – личность более чем примечательная. Уроженец Забайкалья переехал в Якутск на работу, где стал управляющим Якутского филиала Торгового дома «Коковин и Басов». Стоял у истоков создания местного театра, кино, публичной библиотеки, ратовал за внедрение электричества, водопровода.

Неоднократно открывал газеты либеральной направленности, которые регулярно запрещались властями. До «Якутской окраины», первый номер которой вышел в июле 1912 года, были «Якутский край», «Якутская жизнь», «Якутская мысль». Вокруг себя Семенов собрал политических ссыльных и купцов продвинутых взглядов. А когда его издательские старания регулярно пресекались властями, редактором «Якутского края» поставил дворянку Чижик. Теперь старался максимально избегать острых политических тем, но все же его социал-демократические взгляды так и режутся сквозь пожелтевшие страницы.

«Якутская окраина» прекратила свое существование в августе 1916 года, когда Семенова призвали в армию. По возвращению в Якутск после революции печатал винные этикетки, ходившие вместо денег. В 1922-м возглавил наркомат финансов едва образованной ЯАССР. Семенов был инициатором отправки в Алданский район экспедиции Бертина, в 1924-м открывшей золотые россыпи для молодой Советской республики.

После отставки из наркомата возглавлял алданскую золотодобычу, строил дороги к местным приискам. Был автором строительства города Томмот. В 1925 году на заседании Совнаркома РСФСР Алексей Семенов отстоял для Якутии ее нынешние южные, богатые различными полезными ископаемыми территории. А ведь амурчане очень хотели включить Алданский округ в свой состав.

Дружил с Горьким. В 1937 году был арестован по доносу и в октябре 1938-го расстрелян по обвинению в шпионаже в пользу Японии. Реабилитирован в 1967 году.

Источник: ТайгаПост

Три дня в Нерюнгри, которые потрясли нас - репортаж о музее Александра Кошукова

Опрос недели

Поддерживаете ли вы неприкосновенность экс-президентов РФ и членов их семей?